Вверх Вниз

Под небом Олимпа: Апокалипсис

Объявление




ДЛЯ ГОСТЕЙ
Правила Сюжет игры Основные расы Покровители Внешности Нужны в игру Хотим видеть Готовые персонажи Шаблоны анкет
ЧТО? ГДЕ? КОГДА?
Греция, Афины. Сентябрь 2013 года. Постапокалипсис. Сверхъестественные способности.

ГОРОД VS СОПРОТИВЛЕНИЕ
295 : 284
ДЛЯ ИГРОКОВ
Поиск игроков Вопросы Система наград Квесты на артефакты Заказать графику Выяснение отношений Хвастограм Выдача драхм Магазин

АКТИВИСТЫ ФОРУМА

КОМАНДА АМС

НА ОЛИМПИЙСКИХ ВОЛНАХ
Miracle Of Sound – Forever Blue от Честера!


ХОТИМ ВИДЕТЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Отыгранное » Когда кофе предвестник смерти


Когда кофе предвестник смерти

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sg.uploads.ru/t/PeiM5.gif

http://sg.uploads.ru/t/nk3SY.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/4468707FXJt[/audio]

Название: Когда кофе предвестник смерти
Участники: Derek Dellos, Midas Seth (очередность такая же)
Место: Улица, школа, как пойдет
Время: 30 декабря 2012 г.
Время суток: 11 часов утра
Погодные условия: Идет снег, ветра нет, -6 -4
О сюжете: Утро у Мидаса началось не очень хорошо, а когда будучи на улице юное черноволосое создание умудрились опрокинуть на него горячий кофе, быстро ретировавшись с места преступления, мужчина понял, кто-то сегодня сдохнет. Выследив парня, в голову как всегда вовремя постучалась навязчивая мысль "Пора бы кого-нибудь убить".

+4

2

Дерек не любил зиму, не понимал ее, и всячески желал, чтобы она закончилась побыстрее. Причин для всего этого было немало: начиная невозможностью проводить с гитарой в парке все свободное время, и заканчивая тем, что руки, уши и нос замерзали до состояния ледышек. Кому понравится после каждого выхода на улицу оттаивать под одеялом? Субтильное тельце тепло держало плохо, а от порывов ветра (если таковые случались) и вовсе шаталось по дороге как пьяное. Сейчас, к огромному своему горю, юный Двуликий был трезв, от того еще раздражительнее, чем обычно. Он по самые уши втянул голову в стоячий воротник короткой куртки, прячась одновременно и от холода и от колких взглядом прохожих, которым всегда и до всего есть дело. Школу он бессовестно прогуливал, дома появляться до конца занятий нельзя, вот и коротал утро так: замерзая на Афинских улицах, жалобно гладя на теплые интерьеры кафе и магазинов.

Спасение от жестокой реальности было одно: побаловать себя чашечкой сладкого горячего кофе с пенкой, такого, которое вмиг разгонит тоску, подарит счастье и покой, объяснит всю суть бытия и согреет от ушей до кончиков пальцев ног. Кофейня (хвала богам) находилась за углом, и преодолеть оставалось каких-то 200 морозных метров. Еще три минуты и в дрожащих подростковых ладошках уже располагался высокий картонный стакан, исходивший паром, приманивающий Дерека своим запахом двойных сливок и карамели. Двойных сливок и карамели! Прикрыв глаза от блаженства, ноздрями втягивая в себя аромат, Двуликий умудрился сделать совершеннейшую глупость, разворачиваясь на 180 градусов, резко и без раздумий.

Реальность снова напомнила о себе, явившись перед юнцом в образе мужчины брутального, недоброго и чрезвычайного опасного. По крайней мере, Дерек разумно полагал, что любой мужчина будет опасен, опрокинь на него целую чашку кофе в лютый мороз. Это чревато и ожогом, и простудой, а для мальчишки – сломанной шеей. Думать времени не было, а извинениями тут делу вряд ли поможешь, поэтому юный певец сделал единственное, что пришло в голову: пробормотал что-то нечленораздельное и бодро побежал прочь от странного субъекта, теперь пахнущего липким кофе. Единственное безопасное место для него сейчас – это стены ненавистной школы, где он точно получит нагоняй от преподавателя за прогул, не подготовку задания и неподобающий внешний вид. Но это явно все выглядело привлекательнее, чем переломанные злющим незнакомцем ребра, не правда ли?

+1

3

Как начинается утро у среднестатистического человека? Он встает, покачиваясь из стороны в сторону будто зомби, умывается, пьет свежесваренный утренний кофе, пролистывает газету и сваливает на убогую работу каким-нибудь офисным клерком или бюрократом, каждый из которых думает, что именно от него зависит вся фирма. А как начинается утро у Мидаса? Подъем в шесть утра. Физические нагрузки, прохладный душ, свежесваренный кофе и работа либо по заданиям Артура Кестлера либо в тренировочном клубе. В обще скучать не приходится. Но сегодня все с самого утра пошло наперекосяк. Будильник, заведенный каждое утро на одно время, не сработал, потому что отключили свет и Мидас проспал. Дальше больше. Отключили холодную воду и из крана тек только кипяток. Беззвучно ругаясь всеми матами которые только знал, Сет кое-как помылся и пошел на кухню варить кофе. Тыкнув на заветную красную кнопку розетка заискрилась, выдала сноп ярких искр, а из кофеварки повалил дым.
- Да что за долбанная херня творится сегодня! - закричал Мидас и выдернув кофемашину вместе со шнуром и розеткой, с силой швырнул ее об стену. Электроприбор разлетелся вдребезги.
"Сука..." - выругался Мидас и пошел одеваться. Раз уж ему не удалось выпить свой кофе, значит придется покупать готовый.
Недалеко от места обитания Мидаса как раз находилась кофейня где вполне годно варили искомый напиток. Туда мужчина и направился. Одевшись по  погоде он взял кошелек, ключи и хлопнув дверью, вышел из квартиры. На улице было промозгло, сыро и противно. Небо затянули темные тучи, а сверху падал противный мелкий снежок который тут же таял соприкасаясь с горячей кожей. Звякнул колокольчик извещая о приходе нового посетителя. Мидас прошел к стойке и стал выбирать порцию побольше и покрепче. Когда выбор был почти сделан он почувствовал на своем теле странное жжение. Опустив глаза на куртку мужчина увидел как по синей ткани расползается огромное темное пятно с облачками белой пены. Уж такого поворота событий Мидас никак не ожидал. День приобретал все пренеприятнейшие очертания. Глаза Сета медленно поползли вверх по стоящему перед ним пареньку который стоя с открытым ртом держал в руках пустой картонный стаканчик. Издав гортанный рык, который знающий человек с развитым чувством самосохранения воспринял бы четко и понятно, Мидас собирался было схватить пацана за грудки, но не успел. Тот брякнув какие то несвязные извинения быстро ретировался в неизвестном направлении. Мидас выскочил вслед за ним, но слишком поздно, только и успев крикнуть вдогонку.
- Стой сучонок!
Но увы его слова улетели в пустоту.
Мужчина не обращая никакого внимания на мокрую одежду вновь зашел в кофейню и заказал двойной эспрессо. Пока бариста готовила заказ, Сет прислушивался к разговорам вокруг. Каждый из посетителей счел своим долгом обсудить увиденную ситуацию. Кто то сетовал на то, какая бескультурная молодежь пошла, кто-то сказал, что дескать мужик (т.е. Мидас) еще легко отделался. Но вот разговор двух барышень за стойкой недалеко от него был куда интереснее. Девчонки были явно старшеклассницы и знали паренька, а иначе как еще объяснить, что они называли его по имени и изредка хихикали. Забрав свой стакан с кофе, Мидас подошел к девушкам и улыбнулся, настолько открыто и искренне как только мог.
- Доброе утро девушки. Вы наверняка стали свидетелями этого неприятного инцидента с моей одеждой?
Он на секунду перевел взгляд на темное пятно, а затем вновь на барышень.
- Это было весьма неприятно, но мне кажется, что вы знаете кто этот юноша. Не беспокойтесь, я просто попрошу его извиниться, и ничего больше.
Девушки смотрели на Мидаса с легким скепсисом, но видать дар оратора которым владел мужчина все же делал свое дело и вот он уже знает что этот черноволосый шкет учится в школе неподалеку. Поблагодарив старшеклассниц за помощь, Сет вышел из кафетерия и первым делом направился домой дабы переодеться в чистое. Не комильфо переться на поиски маленького засранца в грязном, так и простуду схлопотать можно. Грязная куртка отправилась в стиральную машину, а ее место заняла черная с синими вставками и термозащитой от холода. Сев на свой байк мужчина отправился в единственное место где в данный момент мог быть пацан, школа. Припарковав свой мотоцикл на прилегающей стоянке Мидас зашел внутрь здания.
По коридору носились школьники разных возрастов от мала до велика. Сет медленно шел по широкому коридору и внимательно разглядывал каждого кто проходил мимо него. Искомый парень стоял в одиночестве воткнув наушники в уши и пялился в телефон даже не обращая внимания на окружающих. Мидас широким шагом пересек пространство отделяющее его от невысокого брюнета и навис над ним грозовой тучей злобно ухмыляясь и дожидаясь пока тот посмотрит вверх. Дёрнув за провод так что наушники выпали из ушей Мидас негромко произнес.
- А сейчас ты мне ответишь за испорченную куртку. И если вздумаешь закричать или позвать на помощь, я сверну тебе шею прямо здесь и более того, меня оправдают. Так что не дергайся и пошли без лишнего шума на выход.
У Мидаса уже были планы на этого паренька. По крайней мере он точно знал, что целым и невредимым юное дарование домой не вернется.

+2

4

Возможно, считать школу местечком безопасным было идеей не самой лучшей. Но кто бы мог подумать, что этот громила, что случайно попался на пути замерзшего Двуликого, сумеет его отыскать в этой цитадели ненужных знаний, муштры и подростковых комплексов. Обо всем произошедшем утром Дерек уже успел забыть, посетив кабинет директора, отсидев скучную алгебру, и привалившись в коридоре к первой попавшейся вертикальной поверхности, слушал в плеере музыку. Первая же мелодия еще не успела закончится, как сильная рука выдернула его из сладких грез и тягостных раздумий о бренности бытия. Подняв глаза, что вечно скрывались за черной густой челкой, он увидел недоброе и нерасполагающее лицо того, кого нечаянно окатил напитком посреди улицы, а после галопом ретировался от греха подальше. Но это, явно, не помогло. Вглядываясь в суровый облик мужчины, Дерек логично предположил, что дни его на этом свете сочтены: больно уж суровым казался его нежданный визави.
Угроза свернуть шею в людном месте возымела действие, и Двуликий лишь коротко и судорожно кивнул, не собираясь ни звать на помощь, ни пытаться снова удрать. Найдет ведь, и убьет, как пить дать – убьет. Шумно сглотнув мальчик лишь смирился со своей жестокой судьбой, что на его теле оставила уже немало шрамов, в том числе и от зубов, и от порезов, выходя вместе с рослым качком из здания школы, чувствуя себя совершенно беззащитным. Надо было сразу извиниться, покаяться, предложить оплатить химчистку. Но кто мог подумать, что обиженный любитель кофе окажется таким настойчивым в поисках и не поленится найти виновника инцидента.
- Эта куртка была настолько дорогой? Я могу оплатить химчистку! Сколько она будет стоить? Я не хотел убегать, я просто напугался! – Все это больше походило даже не на оправдания, а на детский лепет, который явно не мог исправить ситуацию к лучшему. Почему-то Дерек думал, что слова «компромисс» или «возмещения морального ущерба» тому парню не знакомы, а вот решение проблем с помощью физической силы он искренне уважает и активно практикует. Самое поганое заключалось в том, что реши сейчас Двуликий удрать, то в школу ему возвращаться будет точно нельзя: этот качок знает, где он учится, и, возможно, уже в курсе, как его имя. Пожалуй, так крупно юный певец не вляпывался с тех самых пор, как им пытался поужинать мужчина его мечты, заботливо переломав ему ребра. Забавы ради.

+2

5

[audio]http://pleer.com/tracks/4518674KxSo[/audio]
Мидас смотрел на пугливого ребенка, на отражение страха в его глазах и молча слушал сбивчивые извинения.
- Эта куртка была настолько дорогой? Я могу оплатить химчистку! Сколько она будет стоить? Я не хотел убегать, я просто напугался!
Как бы в таком случае поступил обычный человек? Есть несколько вариантов, один бы сказал дескать "да все нормально парень, я просто решил узнать осознаешь ли ты тяжесть своего проступка", другой бы сразу ответил "гони бабки сопляк и вали, чтобы я тебя больше не видел". Но Мидас не относился ни к одной из этих категорий. Он твердо верил в то, что пацану не просто надо вдолбить в голову слова о том, что так делать нельзя, но и выжечь их у него на груди.
Дабы не привлекать лишнее внимание Сет кивком головы указал на свой мотоцикл, что стоял неподалеку.
- Пойдем ка прокатимся. Думаешь дать деру, у меня с собой пара ножей и я их очень хорошо метаю, - пригрозил мужчина и направился к своему байку. У него не было сомнений, что парнишка последует за ним.
Когда брюнет уселся позади него и неуверенно обхватил за талию, мотоцикл газанул и сорвался с места. Дорога до нужного пункта назначения не заняла много времени. Вскоре они были на окраине города. Мужчина хорошо изучил всю прилегающую местность и знал, что недалеко от границы города есть заброшенный дом. Это старое деревянное здание никем не использовалось вот уже пару десятков лет. Поговаривали, что дом проклят и изживает из себя всех хозяев, но Мидас считал эту байку чересчур дерьмовой чтобы поверить. А вообще данный дом был идеальным местом, чтобы предать анафеме сопляка.
Когда мотоцикл остановился недалеко от дома, мужчина слез с него и взяв за шкирку юнца потащил волоком за собой.
- Вздумаешь сопротивляться и я сломаю тебе шею. И даже не смей сомневаться во мне.
Таким образом они добрели до дома. Мощным рывком Сет дернул дверь на себя и в буквальном смысле зашвырнул пацана в холл наблюдая как тот ничком падает на пыльный пол. Он нарочито медленно прикрыл за собой дверь и скрестил руки на груди.
- Ну и что мне с тобой делать? Просто так отпустить тебя я не могу. Ты должен не просто понести наказание, до твоего юного разума должна дойти мысль о том как тебе не повезло сегодня.
Мидас медленно надвигался на парня, глядя на него с легким прищуром, будто мясник готовый растерзать свою жертву в ту же секунду.
- Я не просто вобью в тебя эту мысль силой, я смешаю ее с твоей кровью, с этой пылью, я заставлю тебя кричать и умолять, буду наслаждаться каждым протяжным стоном из твоих губ. Тебе придется удовлетворить мою жажду крови и пока я не наиграюсь с тобой, ты отсюда не уйдешь. Более того, тебя никто не спасет.
Сет присел на корточки рядом с парнем, глядя в его широко распахнутые глаза.
- Судьба, Дерек, очень жестокая штука. Кого-то она награждает умом и блестящим будущим, а кто-то ты... Хотя должен признаться, иногда слабость - самое сильное оружие. Вас слабых начинают жалеть, дескать вы беспомощные. А я считаю, что вас не надо жалеть, вас надо уничтожать. Таков естественный отбор.
Мидас чуть приподнял бровь.
- Ты готов к целому дню веселья? - его губы растянулись в широкой улыбке, которая не предвещала ничего хорошего.

Отредактировано Midas Seth (26.05.2015 20:55:57)

+2

6

[audio]http://pleer.com/tracks/4009490G512[/audio]

Дерек даже в самом кошмарном сне не мог представить такого развития событий. Кто бы мог подумать, что злопамятный озлобленный и облитый кофе мужчина окажется садистом-психопатом, по которому давно плачет какая-нибудь закрытая лечебница в окрестностях Афин. Подросток впал в оцепенение, даже не думая сопротивляться, когда его увели прямо со школьных занятий, посадили на мощный спортивный байк сзади. Странно было бы не послушаться этого альфача, ведь он угрожал Двуликому физической расправой, причем уже второй раз за пару минут. Тонкими руками он обхватил крепкое тело, едва удерживаясь сзади, нарушая этой поездкой все возможные правила перевозки пассажиров. Кто бы сомневался, что се произойдет как в избитом сюжете кино: маньяк увозит свою предполагаемую жертву за пределы города, измывается на ней, а после выкидывает изувеченное тело на дорогу в качестве устрашения. 
Неужели эта одежка стоила того, чтобы марать руки в крови невинного душой ребенка? Видимо, да, раз его впихнули в какой-то с виду нежилой дом, закрываясь изнутри. Дерек, весь покрытый ледяной испариной, продрогший от поездки и трясущийся как кролик, являл собой зрелище одновременно жалкое и печальное. Но бессердечный субъект явно был не из тех, кто умиляется картинкам с собачками и котятками. Судя по агрессивной манере вести диалог, наказание предстоит жестокое, возможно, летальное. Единственное, что сейчас мог сделать Двуликий, так это вжаться спиной в стену, пытаясь слиться с ней, избежать того, что с ним несомненно произойдет. Но чем больше говорил мужчина, тем страшнее становилось ему: реальность оказывалась куда страшнее, чем ее мог представить себе подросток, выросший на хоррорах. Этого просто не могло произойти, только не с ним, только не сейчас. Дерек, конечно, не раз мечтал о смерти, желая ее, но он по-детски наивно хотел, чтобы все прошло быстро и безболезненно: раз и нет его. Но судя по всему, для него сегодня смерть будет самым сладким и желанным исходом. А день будет длинным, ведь сил у этого здоровенного кобеля явно много, главное, чтоб фантазия была не так богата, как физические данные. Он прикрыл глаза, выдыхая, пытаясь собрать остатки разума, пытаясь найти выход. Быть жертвой снова он не хотел, с трудом переживая ту ночь, когда дракон решил порезвиться с его ребрами. Одного тонкого шрама ему хватило за уши для того, чтобы понять, что повторения этого сценария он не хочет. Но кто его спрашивает?
- Нет, не готов. - Тяжело дыша прошипел подросток, судорожно облизав пересохшие губы, не собираясь так безропотно сносить издевательства мужчины. Ему оставалось лишь одно, то единственное, что он умел лучше всего: он запел. Мягкий голос быстро заполнил помещение, обволакивая маньяка, заставляя того забыть обо всем, о своих намерениях, обо всем. Он пел так, как никогда до этого, ведь впервые от его способностей зависела его жизнь. Пусть и всего на несколько минут, но у него появится фора, которую нужно правильно использовать. Малец галопом бросился к закрытой двери, стараясь открыть засов, чтобы вырваться на свободу. То, что дверь так легко поддалась маньяку означало лишь то, что он был силен как зверь, а щуплый подросток лишь бессмысленно бился, стараясь выбраться из этого кошмара наяву. Успеть бы до того, как магия его голоса рассеется, разозлив незнакомца еще больше.

+2

7

[audio]http://pleer.com/tracks/4557319jk2A[/audio]
Парень смотрел на Мидаса со смесью страха и сострадания, чем жутко бесил мужчину. Он медленно занес кулак над ребенком но в это время Дерек запел. Такой сладкой песни Мидас никогда раньше не слышал. Все в мире сразу стало неважно. Кровавое истязание молодого юноши сразу отошло на дальний план и Мидасу ничего больше не хотелось кроме как слушать его. Это было так волшебно и так потрясающе, что Хранитель Посейдона закрыл от наслаждения глаза и сел на пыльный пол ни о чем не думая. Он точно знал, что мог слушать эти песни дни и ночи напролет. Он бы не спал, не ел, ничего не делал только бы музыка продолжалась вечность. Мидас сразу вспомнил все свои самые счастливые моменты в жизни кои можно было по пальцам одной руки пересчитать. Например как впервые поцеловал девочку в третьем классе, которая ему так нравилась, но она сказала, что он некрасивый и оттолкнула, или как научился кататься на велосипеде, но вскоре его любимое на тот момент транспортное средство неизвестным образом оказалось сломанным, отказали тормоза и в тот день Мидас чуть было не попал под колеса автомобиля. Каждое из всплывающих воспоминаний было смесью эмоций, чувств, переживаний, и каждый из этих жизненных моментов Мидас пережил бы еще не раз.
В какой то момент мужчина сравнил его голос с голосом сирены и понимание ситуации моментально пришло в голову. Резко распахнув глаза он уже не улыбался. Его обманули. Облопошили как ребенка, заставив забыть обо всем. Глянув перед собой Мидас обнаружил, что Дерек уже не лежит на грязном и пыльном полу, а изо всех сил пытается выбраться из этого  безуспешно дергая ручку двери. Глухой рык вырвался изо рта мужчины и он медленно встал на ноги.
- Ах ты мелкая тварь, - заговорил он низким голосом. - Ты хоть представляешь, что тебя теперь ждет? Я думал тебя, сопляка, лишь припугнуть немного дабы в следующий раз ты был внимательней, но теперь...теперь я гарантирую, что если ты уйдешь отсюда то только в мешках.
Мидас протянул руку и схватив мальчишку за шиворот резко дернул назад так что тот улетел в середину холла упав на спину и проехав еще пару метров.
- Сволочь, я ненавижу таких как ты. Напыщенных сопляков, похожих на пи***асов. Знаешь, что я с такими делаю? Уничтожаю, - последнее слово Сет процедил сквозь зубы, скалясь словно дикое животное, в которого кинули палку. - Я ломаю их тело, их душу, они сходят с ума и больше никогда не становятся нормальными. Ты сам выбрал свою участь когда применил против меня технику.
Он медленно наступал на паренька. Жертв он с утра не приносил, да и не считал это нужным. Такое хрупкое создание он сможет раздавить голыми руками. Мидас навис над Дереком и чуть прищурился.
- Ну и что мне сделать с тобой сначала? Сразу продырявить в нескольких местах или переломать пару костей? А, сопляк?
Губы Мидаса сжались в тонкую линию и занеся ногу с тяжелым ботинком он пнул парня в район желудка, наблюдая как тот согнулся от боли. Схватив парня за грудки Мидас поднял его одной рукой и заглянул тому в глаза.
- Я буду медленно отрывать от тебя по кусочку, разрывая плоть, я буду наслаждаться твоими криками потому что я долбанный психопат. И поверь, все круги ада покажутся тебе раем потому что я страшнее дьявола.
Все еще держа парня одной рукой Сет размахнулся и пригвоздил того к стене так, что голова Дерека больно стукнулась о гладкую поверхность.
- Но я дам тебе выбор, извращенный и поистине прекрасный для меня. Ты сам будешь выбирать себе наказание и место следующего удара. Итак, что мне с тобой сделать мальчик?

+2

8

В этот день небеса были не на стороне юного Двуликого, который не успел воспользоваться ситуацией и выбраться из дома. Куда бы он побежал в случае успеха было неясно, но это был единственный и призрачный шанс на успех. Чуда не произошло, и в наказание за излишнюю ретивость его зашвырнули на середину холла. От удара о пол из глаз Дерека вполне могли посыпаться искры, но, встряхнув головой он все же смог сфокусироваться на своем мучителе, приподнимаясь. От угроз, которые казались такими реальными, желудок скрутился в тугой узел, и почему-то малец верил, что это последние мгновения его короткой жизни. Последние и определенно мучительные, ведь этот грозный мужик точно захочет наиграться, помучить свою жертву, чтобы она сама попросила смерти, размазывая по щекам слезы, перемешанные со слезами и кровью.
Вслед за первым ударом посыпались оскорбления, которые явно свидетельствовали о тяжком психическом расстройстве незнакомца или крайней степени злобы. В принципе, возможны были оба вариант. Дерек шумно сглотнул, на секунду представив, что мужик не шутит, что он действительно сломает каждую косточку в его теле, изувечит, изуродует и оставит умирать мучительно. Помимо ужаса в сердце подростка царила чудовищная пустота, от которой на глаза навернулись слезы: он не мог сейчас их контролировать – такова расплата за единственный шанс выбраться. Кажется, на задаваемые вопросы маньяк не ждал ответа: он, видимо, уже очертил в своем больном разуме примерный план действий, и как бы сейчас молодой певец не трепыхался, его не отпустят. Кажется, оплата химчистки как-то отошла на второй план. Быть может, у этого облитого кофе психа был трудный день, а Дерек лишь усугубил положение? В любом случае, никто так и не узнает что с ним произошло, родители его так и не найдут, а в школе по нему не будут скучать. Похоже, никто не будет по нему скучать, никто не будет его искать.
Очередной удар заставил мальчонку свернуться калачиком на грязном полу, захлебнувшись болью, глух вскрикнув. Кажется, этот парень не привык церемониться и откладывать в долгий ящик экзекуцию, от которой получал своеобразное удовольствие. Может, ему просто нужен был повод, чтобы кого-то убить? Спустя какое-то мгновение, голова юнца уже впечаталась затылком в стену, вызвав очередную волну боли: Дерек был уверен, что его череп как минимум треснул от этого, но проверить эту догадку он мог.
Неожиданное предложение застало мальчика врасплох, заставив судорожно облизнуть пересохшие и пыльные губы. Он бы хотел чтобы его отпустили  -  он запомнит этот урок и больше никогда-никогда не обольет никого кофе. Но разве такой ответ удовлетворит этого мудака, по которому одновременно плачет и тюрьма, и психушка.
- Может, мне тебе еще карту нарисовать? Или мишень? Тебе так нравится отыгрываться на тех, кто тебя слабее, да? – Почему, в тот момент, когда надо молчать и надеяться на чудо, Дерек всегда несет чушь? – Хочешь поговорим об этом?

+2

9

- Может, мне тебе еще карту нарисовать? Или мишень? Тебе так нравится отыгрываться на тех, кто тебя слабее, да? Хочешь поговорим об этом?
Мидас настолько охренел от подобной наглости, что от удивления даже на пару секунд раскрыл рот, но вовремя спохватился и прибрал собственную челюсть. В следующий момент ему стоило бы наглецу как следует врезать кулаком в лицо, дабы впредь следил за словами, но такой вариант показался Сету ужасно скучным, а между делом их игра только началась.
Мидас улыбнулся какой-то своей, особенно жестокой улыбкой, которая никому кто ее хоть раз видел, не предвещала ничего хорошего и склонил голову чуть набок, продолжая держать парня прижатым к стене.
- А ты забавный, знаешь, ты мне нравишься, я буду играть с тобой дольше обычного.
Его указательный палец свободной руки поправил на лице мальчика челку двигаясь вдоль лба к скулам по щеке и наконец остановился на подбородке, чуть приподнимая лицо юного пленника.
- Пойдем ка со мной.
Не чувствуя даже капли сопротивления, Мидас потащил парня на второй этаж в одну из комнат. Помещение представляло из себя настоящую камеру пыток. С потолка свисали огромные крюки, на полу валялись громоздкие железные цепи, инструменты были разбросаны по углам. Мидас протащил парня к одному из крюков и поднял с пола свободной рукой черную цепь, на конце которой были наручники. Зацепил ее за крюк, а массивные браслеты сомкнулись на тонких запястьях мальчика. Таким образом Дерек оказался подвешенным за руки и его ноги едва касались пожухлого деревянного пола. Хранитель отошел на несколько метров полюбоваться на висящего мальчика, он смотрел так, будто оценивал произведение искусства.
- Хммм… наверное кое-что тут все таки лишнее.
Подняв с пола в углу ножницы, он подошел к брюнету и потянул за нижний край куртки. Острые лезвия плавно заскользили вверх без труда разрезая ткань. Та же участь постигла и футболку, которая была под верхней одеждой, оголив в итоге молодое тело мальчика. Мидас снова отошел в сторону и снял с себя черную куртку, аккуратно повесив на единственный стул в этой комнате. Затем мужчина вновь повернулся к пленнику.
- Итак, молодой человек. Сегодня вам предстоит уяснить несколько уроков этой жестокой и никчемной жизни.
Сет подошел к столу с инструментами и взял гладкий нож с серебряной рукоятью и лезвием длиной примерно десять сантиметров.
- Урок первый, не всегда мучитель является злодеем, порой под его личиной скрывается добродетель, который лишь пытается научить своих подопытных кроликов уму разуму.
Подойдя к парню со спины, он обжег его ухо своим дыханием, продолжая говорить.
- Подготовить к взрослой жизни. Настоящей, без прекрас и розовых очков.
Ему нравилось наблюдать как мелкая дрожь пробивает все тело юнца, покрывая кожу мурашками. Мидас едва заметно улыбнулся и получше перехватив нож в руке медленно провел острым лезвием по коже от шеи до ключицы, оставляя порез длиной в несколько сантиметров. Первые капли крови медленной струйкой стекали вниз, впитываясь в лохмотья, которые одеждой теперь назвать язык не поворачивался. Мидас обошел парня с другой стороны, повернувшись к нему лицом и отошел на пару метров.
- Добродетель призван в этот мир, чтобы своим жестоким примером показать, насколько бывает тяжкой судьба и никто не застрахован от подобного.
Заведя руку назад, Сет со всей силы метнул нож, который с характерным, приятным его слуху звуком, вонзился в правую руку парня, на уровне предплечья.
«Услади мой слух своими криками. Громкими, пропитанными жалостью к самому себе».

+2

10

Стоило молчать. Тогда была вероятность того, что устав от избиения беззащитного ребенка мужик оставит его в живых, а теперь эта вероятность со скоростью курьерского поезда стремилась к нулю. Про себя малец, прижатый к стене, отметил лишь то, что на его слова маньяк ответил растерянным выражением лица. Конечно, секундное удивление противника не стоило того, но легкое, едва заметное торжество в маленьком сердечке Дерека все же мелькнуло. За растерянностью последовала бесчеловечная улыбка, не сулившая ничего хорошего: этот громила внушал ужас одним своим видом, а подросток не отличался силой духа, жертвенностью и стальными яйцами. Все, что он хотел сейчас – это убежать, но его сил не хватало даже на то, чтобы рыпаться в сильных руках.
Двуликий, прижатый к стене, мог лишь безвольно слушать все новые и новые угрозы, пока по его бледным щекам катились слезы, оставляя черные дорожки на коже. Явно под словом «поиграть» этот хрен с горы не имел ввиду то, что они будут строить железную дорогу или складывать из бумаги журавликов, Дерек не тешил себя иллюзиями по поводу того, что с ним станет, его волновало лишь то, как быстро этот конченный мудак «наиграется».
Его потащили наверх, как набитую соломой тряпичную куклу в место настолько же отвратительное, насколько и подходящее для незнакомца. Это была самая настоящая пыточная, где, должно быть, умерло немало мальчиков, не удержавших в руках кофе. Пользуясь тем, что Дерек чисто физически не мог сопротивляться, он подвесил его за наручники на огромный крюк, так, что парнишка лишь носочками доставал до пола. «Браслеты» больно впились в холеные руки, а вытянутое в струну тело было еще более беспомощным, чем мгновением раньше. Машинально мальчик отметил, насколько отточены были действия мужчины, будто все свое свободное время он только и занимается тем, что истязает людей ради собственного удовольствия. В том, что этот маньяк получает от процесса удовольствие, он не сомневался ни на мгновение: в его глазах было то же, что и в глазах художника, что оценивал свое новое полотно, решая, нужно ли еще добавить к нему несколько штрихов или оно уже совершенно.
А вот чего не ожидал Двуликий, так это того, что мужчина вознамерится избавить его от одежды, разрезая ее острыми ножницами, обнажая нетронутую солнцем плоть, касаясь кожи холодным металлом. Мышцы тела напряглись, в предвкушении боли, но незнакомец убрал ножницы сразу, как располосовал футболку. Но радо обрадовался Дерек, заметив, как мужик вытащил длинный и явно острый нож, собираясь пустить его в дело.
- Добродетели в вас явно немного. Но это была неплохая попытка не выглядеть мудаком в собственных глазах. – Прошипел мальчик за мгновение до того, как бледную кожу Двуликого разрезало лезвие ножа. Пробегавшие до этого по шее мурашки враз перестали интересовать юношу, который остался наедине со свой болью, что никак не желала прекращаться. Он терпел, стиснув зубы, ожидая что вот-вот мучитель прекратит свою пытку и он сможет отдыхаться, прийти в себя, перевести дух, но боль не заканчивалась. Не выдержав, мальчик зашипел, когда уже по груди потекла вязкая и горячая кровь, а после вскрикнул от облегчения, когда мужчина отошел от него, прервав экзекуцию. Ненадолго, правда. Следующий всплеск боли был куда хуже первого: в предплечье молодого певца торчал нож, брошенной со всей силы, пробивший кожу и мышцы, застряв в кости. Терпеть это было невозможно, просто невыносимо, и Дерек сам не заметил, как закричал, подобно раненному на охоте зверю, стремящемуся убежать. Но бежать ему было некуда.

+2

11

- Добродетели в вас явно немного. Но это была неплохая попытка не выглядеть мудаком в собственных глазах.
Уже после того, как Мидас бросил в парнишку нож, до него дошла таки сказанная секунду назад фраза. И вопреки любой ожидаемой реакции, мужчина звонко рассмеялся, чуть запрокинув голову назад.
- Давай, щенок, огрызайся. Можешь называть меня как угодно, это даже забавно слышать. Я буду перечислять каждое твое оскорбление и слушать каждый твой крик.
Улыбка на лице Мидаса стало какой-то лукавой и по-детски наивной. Так улыбаются те, кто знает точно, на их ладонях лежит чья-то жизнь. И в данный момент он был Богом, самым что ни на есть настоящим.
Сет, слегка раскачиваясь на стуле поднял с пола еще один нож, но с лезвием чуть покороче предыдущего и закрыв левый глаз вытянул вперед руку, хорошенько прицеливаясь. Для него это было похоже на дартс, только вместо мишени молодое хрупкое тело мальчишки-неудачника. Следующий нож секундой спустя полетел в намеченную точку и с характерным хлюпающим звуком разрезал тонкую плоть плотно вонзившись в руку чуть выше предыдущего лезвия.
Мидас закрыл глаза и сладко улыбнулся, слушая очередную смесь криков, шипения и отборных ругательств в свой адрес. Когда мальчишка замолчал, мужчина снова открыл глаза, но улыбки на его лице уже не было.
- Я не знаю, как тебе это сказать... Да, я возможно больной ублюдок, суть существования которого в издевательстве над подростками вроде тебя, которые оказались не в том месте не в то время. И я согласен, что по мне плачет одновременно и тюрьма строгого режима, и карцер, и психиатрическая клиника. Да только я все равно буду безнаказан. Такова моя судьба.
Мидас медленно завертел головой, оглядывая инструменты и разные штуки на предмет использования их в экзекуции и остановил взгляд на двух вещах: длинном металлическом пруте и газовой горелке. Снова дикая улыбка с ощущением предвкушения дальнейшего развлечения возникла на его лице и он встал, направившись туда, где эти предметы лежали.
Прут был недлинный, около тридцати сантиметров длинной. Взяв его в руки и покрутив из стороны в сторону, Мидас утвердительно кивнул головой.
- Годится.
Надев валяющиеся рядом перчатки, Сет приступил к осуществлению своего коварного и жестокого плана.
В одной руке он держал прут, в другой включенную газовую горелку и медленно водил ярко-синим пламенем по железу. Наблюдая как раскаляется до бела металл, Сет негромко говорил.
- Просто хотел тебя предупредить. Я отпущу тебя на волю, когда до твоего скромного ума дойдет, что кофе по утрам не всегда лучший вариант, но если я узнаю, что ты кому-то что-то рассказал, я найду тебя и закончу начатое. Благо для меня это не проблема.
Выключив горелку мужчина поставил ее обратно на пол. Железный прут светился ярко-красным цветом. Нарочито медленно походкой Мидас подошел к парнишке и взглянул тому в глаза.
- Следующий урок тебе будет с таким смыслом: "Никогда не применяй технику, если знаешь, что должный эффект не будет достигнут".
Чуть наклонив голову вбок, Хранитель скинув одну перчатку аккуратно пододвинул в бок остатки разрезанной одежды и приложил прут острым концом к коже парня. С каждой секундой он медленно вводил раскаленный металл все глубже под кожу, чувствуя сопротивления мышц и костей, пока в его руках не остался лишь его кончик. В комнате запахло паленой плотью и горелым мясом, а пространство вновь заполнили детские крики. Отпустив прут, Мидас обошел парня сзади, уже остывшее железо торчало с другой стороны, пронзив юношу насквозь.

Отредактировано Midas Seth (03.06.2015 08:20:26)

+1

12

Стоило замолчать гораздо раньше, например сразу, как этот говнюк затащил мальчишку в дом. Нужно было сразу извиниться, умолять о прощении, соглашаться на все и вся, но момент был упущен. Как жаль, что глупый и недальновидный Двуликий слишком позно осознал простую истину, что смирение иногда куда эффективнее одиночного бунта. Но теперь уже ничего не изменить, ведь острое лезвие глубоко вошло в тонкую руку, распоров и кожу и мышцы, а сам дерзкий юнец взвыл как раненый зверь. Но, похоже, что у маньяка, что сейчас расхаживал перед ним, были на уме иные развлечения. Если бы мозг подростка не отключился полностью от реальности из-за невыносимой боли, он бы непременно поинтересовался, не практиковался ли этот хрен с горы в пытках военных преступников или не проходил ли практику в тюрьме, где можно безнаказанно калечить преступников. Но эти мысли даже не родились в голове Дерека, что трепыхался на крюке, громко и пронзительно крича. Слова Мидаса не долетели до него, он не понял ничего из его речи, лишь вновь ощутив пронзительную острую боль в руке. Даже не видя ножа, он знал, что тот торчит из его руки, все еще  слегка вибрируя от силы, с которой был послан.
Сейчас Двуликий уже не кричал, а шипел и часто-часто дышал, ожидая того момента, когда ощущения немного притупятся, пусть и за счет выброса адреналина. Но легче не становилось, а горячая и липкая кровь, что стекала по белоснежной коже, своим омерзительным запахом вызывала у парня тошноту. Краем глаза, продолжая незаметно для самого себя стонать, Дерек видел, что делает мужчина с прутом, и весь холодел изнутри. Яснее ясного, что парой минут позже он воткнет его в тело своей жертвы, другой вопрос, какое место для этого выберет. Например, если Мидас обратит внимание на огромные голубые глаза мальчика, то вполне захочет его ослепить или вогнать металл глубже в его черепную коробку, пробив мозг, заставляя умирать прямо так, подвешенному за руки на крюке, обезображенному и искалеченному. Он мог воткнуть его в сердце, создав из юного тщедушного тела изысканную скульптуру, заляпанную кровью, и уже остывающую и коченеющую. Он мог поиграть во Влада Цепеша, попробовав посадить на кол живого человека. Говорят, что сделать это обычно трудновато, но расстановка сил подсказывала мальчишке, что Мидас с поставленной целью справиться быстро и легко. Было б желание.
Но маньяк выбрал бок, проткнув его насквозь, но не задев при этом никаких важных органов. Тело молодого певца, обездвиженное, ослабленное действием способностей, из последних сил противилось смерти, чуть сдвинув легкое, не дав повредить его. Но ведь иногда смерть куда милосерднее, чем мучения, предшествующие ей. Дерек орал так, что от его крика могли разбиться все бокалы в доме, будь они здесь, и казалось, что еще почти детские связки не выдержат и разлетятся в клочья, оставив его безголосым и увечным. Продолжал кричать и когда раскаленный прут входил в его тело, и когда вышел с обратной стороны, и когда ноздри почувствовали запах горящей запекшейся плоти. Казалось, что он задохнется, захлебнется, подавится собственными воплями, но этого не произошло.
- Простите меня, пожалуйста. - Едва смог произнести юноша, прежде чем потерял сознание. Его тело решило, что для столь хрупкого душевно и физически существа хватит на сегодня потрясений. Тощий и костлявый, истекающий кровью Двуликий безвольно повис на наручниках. С виду казалось, что жизнь покинула его, хорошо бы, чтобы его мучитель подумал так же.

+2

13

Крик, дикий крик разорвал тишину всего заброшенного дома. Могло показаться, что сейчас кирпичи станут выпадать из повидавшего вида здания, а души с кладбища неподалеку придут на истошный вопль парнишки, дабы забрать его с собой. Мидас закрыл глаза и улыбнулся, снова усевшись на стул.
"Дааа, давай, громче, ты же можешь громче. Покажи на что способны твои легкие, удовлетвори мою жажду музыки, позволь услышать твою боль, твой гнев, твою потерянную надежду, твою жажду смерти".
Для него это было словно мелодия Баха или Бетховена. Такая проникновенная, щемящая душу, заставляющая забыть обо всем окружающем мире. Крик прекратился так же быстро как и начался. Сет открыл глаза и услышал тихий голос:
- Простите меня пожалуйста.
И в следующую секунду тело юноши обмякло. Парень повис на цепях словно мешок картошки. Мидас удивленно приподнял бровь.
"И что, это все? Твой организм настолько слаб, что не в состоянии вынести даже такую боль? Бедный бедный мальчик, куда же ты ввязался. Я бы тебя пожалел, да только мне не жалко. Я ненавижу таких сопливых щенков как ты. Устроил бы геноцид, если бы кто позволил".
Сет поднялся с места и медленно подошел к парню, приподняв его лицо за подбородок. Глаза юноши были закрыты. Сам он из себя представлял страшное зрелище. Несколько дырок в теле, рука утыканная ножами, гематома на правом боку, куда Мидас нанес удар ногой в тот момент, когда они только приехали в этот дом.
"Малыш... а ведь и у тебя есть мама и папа, которые любят свое чадо. Достаточно ли сильно заботятся о тебе твои родители? Что они скажут, когда узнают, что их сын в больнице? Станут ли убиваться горем и винить себя, за то, что не углядели за своим сокровищем или наругают за то, что ввязался в очередную драку. Какие они? Твои родители? Или друзья, что бы сказали твои друзья? Посмеялись бы над твоим искалеченным телом или они будут таскать тебе в палату апельсины?"
Мужчина поцокал языком. Сам не ожидая от себя подобного, ему в какой-то момент стало жалко парня. Изувечить подростка только за то, что тот пролил на его куртку кофе, не слишком ли жестокое наказание за несчастный случай?
Мидас нахмурился. С каких пор в его голове вообще стали появляться подобные мысли?
"Ты размяк, раскис, превратился в отвратительный кусок дерьма", - зашептал на ухо, отражаясь эхом по всей голове, внутренний голос. "С каких пор ты стал таким неженкой? Раньше тебе и повода не надо было, что бы кого-нибудь убить, а что сейчас? Сопляк"
Сет редко слушал свой голос. Он был такой же как и у его старшего брата, презрительный, грубый и всегда старался унизить. Психологи бы в один голос сказали, что самооценка у Мидаса скачет как у сумасшедшего, и мужчине давно уже пора в психушку в комнату с мягкими стенами. Наверняка в чем-то это действительно было так. Но сейчас, сейчас Хранитель поступал совершенно иначе, чем делал обычно. Раньше он оставил бы парнишку умирать прямо здесь, на цепях, предварительно еще распоров тому живот, но нет, он аккуратно снял его тело с крюка и уложил на пол, повернув на бок. Расстегнув наручники, он взял лежащую рядом тряпку, хорошенько протер их и отбросил в сторону. Вытащить ножи и прут, не повредив внутренние ткани было невозможно, а оставлять свое добро внутри него не хотелось.
"Да кого это волнует?"
Все той же тряпкой, Мидас аккуратно, стараясь сильно не задевать лезвия вошедшее в руку парня почти по самую рукоять, стер все возможные отпечатки. Взвалив на себя бесчувственное тело Дерека, Сет бросил полупыльный кусок ткани на пол и стал стирать пыль с пола в тех местах, где были отпечатки его обуви. Так вместе с юношей и грязной тряпкой в руках, он проделал путь до первого этажа и вышел на крыльцо. Свежий прохладный воздух ударил в нос и мужчина не мог им надышаться. Проведя столько времени в затхлом помещении хотелось дышать и дышать, наслаждаясь красотой зимнего пейзажа. Мелкие снежинки плавно опускались на его лицо, на его руки и на полумертвого парнишку.
"Ну и что мне с тобой делать? Может живьем закопать и дело с концом?"
Сет покачал головой из стороны в сторону. А ведь действительно, когда он так размяк? Из-за кого или из-за чего?
Неторопливым шагом, мужчина шел по направлению к трассе, благо идти было не далеко. Не доходя до дороги, он вновь положил парня на холодную землю и посмотрел на него в последний раз. извиняться за свои деяния он бы не стал, но сам себе признался, что чутка погорячился. Вернувшись к своему мотоциклу, Сет достал смартфон и включил антиопределитель номера, теперь кому бы он не позвонил, номер был бы скрыт. А звонил он в больницу. Он и раньше неплохо притворялся, что ему безусловно помогало в жизни, вот и сейчас через трубку, исказив свой голос, Мидас сбивчиво рассказывал, что случайно увидел молодого мальчика, лежащего на дороге на пятьдесят первом километре от города и кажется ему нужна помощь. Сет повесил трубку и засунул телефон обратно в карман. Оседлав своего железного коня, он завел мотор и поехал домой, дабы отнести куртку в химчистку. Сегодняшний лимит жестокости к случайным прохожим был исчерпан. По крайней мере он на это надеялся. А парень... Мидас надеялся, что судьба больше никогда не сведет их вместе.
The end.

+1


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Отыгранное » Когда кофе предвестник смерти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC