Вверх Вниз

Под небом Олимпа: Апокалипсис

Объявление




ДЛЯ ГОСТЕЙ
Правила Сюжет игры Основные расы Покровители Внешности Нужны в игру Хотим видеть Готовые персонажи Шаблоны анкет
ЧТО? ГДЕ? КОГДА?
Греция, Афины. Сентябрь 2013 года. Постапокалипсис. Сверхъестественные способности.

ГОРОД VS СОПРОТИВЛЕНИЕ
295 : 284
ДЛЯ ИГРОКОВ
Поиск игроков Вопросы Система наград Квесты на артефакты Заказать графику Выяснение отношений Хвастограм Выдача драхм Магазин

АКТИВИСТЫ ФОРУМА

КОМАНДА АМС

НА ОЛИМПИЙСКИХ ВОЛНАХ
Miracle Of Sound – Forever Blue от Честера!


ХОТИМ ВИДЕТЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Отыгранное » Сага о не самых удачных встречах


Сага о не самых удачных встречах

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sg.uploads.ru/t/eRInN.jpg
[audio]http://pleer.com/tracks/5023454qhMZ[/audio]

Название: Сага о не самых удачных встречах
Участники: Thea Hansen, Midas Seth (очередность такая же)
Место: Магазин чая и кофе/кофейня
Время: 10 марта 2012 г.
Время суток: 12:00
Погодные условия: Достаточно тепло, безветренно +13 +15
О флешбеке: Мидас ненавидит ходить по магазинам, особенно ненавидит, когда кто-то лезет вперед него без очереди, даже если эта девушка. А зная неуравновешенный характер Мидаса, можно с уверенностью сказать, никому подобное хамство с рук не сойдет, тем более Двуликой

+1

2

Выглядит
Одежда, очки на лбу

http://savepic.su/5664289.jpg

Фейс и прическа

http://savepic.su/5658145.png

Двойной латте без сахара обжигает, и Тея раздраженно стискивает зубы, ища беглым взглядом место, куда можно поставить бумажный стакан. Не найдя варианта лучше, норвежка быстро садится на корточки и ставит предательский кофе на серый асфальт, который, кстати, обжигает не меньше. Черт возьми, как этот желтый и душный, знойный город не похож на серый и прохладный, свободный Берген. Пока Тея жила в городе, окруженном многочисленными блестящими озерами, быстрыми шумными реками и необъятными темно-зелеными полями, она не понимала собственного счастья. А сейчас, оказавшись в удушливой греческой столице, Хансен мечтала окунуться в прохладу родного города с головой.
Правильно умные люди говорят, что человек ценит имеющееся только тогда, когда теряет.
Когда же она сможет вернуться домой? Впрочем, вопрос нужно ставить несколько иначе: вернется ли она домой вообще? Как ни крути, но Хансен осталось жить в лучшем случае пару месяцев. Бьерн обещал помочь. Она верит Бьерну – сама не знает почему. Но это не отрицает того факта, что в свои двадцать два Тея выглядит на тридцать пять. И она потеряла десяток лет жизни всего за несколько месяцев. Так что будет дальше? Через месяц она будет выглядеть и вовсе на сорок, а еще через два месяца – на девяносто? А там и до смерти рукой подать. Привет, костлявая, я представляла тебя по-другому. Не стесняйся, проходи и присаживайся вон туда – к бесцельно прожитым годам. Не прожитым даже, а потерянным. Забранным.
Ей всегда было плевать на собственную жизнь, а смерть не пугала Тею. Но осознание того, что какой-то сукин сын украл ее годы и теперь живет счастливой жизнью – ее жизнью – невыносимо раздражает, выводит и бесит. Встреться сейчас Тея с этим ублюдком – и пересчитала бы ему зубы, ей Богу. И плевать на собственные руки, которые пришлось бы сломать.
На хриплом выдохе норвежка прикрывает глаза и тянется рукой обратно за кофе, который предательски выскальзывает и разливается ароматной темной лужей по асфальту. Тея ругается вслух, не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих. Пора бы привыкнуть к тому, что любые жидкости боятся ее, как огня. Тея даже вода выпить не может – постоянно давится. А та история, когда Хансен едва не утонула в  неглубокой луже…
Она неловко поднимается с корточек, разгибается и оглядывается. Кажется, вон тот магазин, куда послал ее Бьерн за продуктами. Вообще-то, если совсем уж честно, мог бы и сам сходить – а то Тее не очень улыбается шаркать подошвами конверсов по плавящемуся асфальту и непутево шмыгать из угла в угол по небольшим островкам прохладных теней.
Она заходит в прохладное светлое помещение и наконец вдыхает полной грудью. Сейчас Хансен готова руки, ноги и щеки целовать тому прекрасному человеку, который в каком-то там лохматом веке придумал божественный кондиционер.
Она берет корзинку и, запихивая в уши наушники, лавирует между людьми, которых, благо, не так много. Упаковка хорошего пива, блок сигарет, литр молока, две буханки хлеба… что еще просил купить Бьерн? А, фрукты и вино для глинтвейна. Потрясающе. Если Тея не сдохнет естественной смертью, то сопьется и помрет из-за почек. Впрочем, такая смерть ей очень даже нравится.
Она тянется рукой за последней бутылкой нужного вина, которую из-под носа уводит мутный тип невероятных размеров. Тея, забыв о наушниках, возмущается слишком громко:
― Эй, бульдозер, ― тут она вспоминает о музыке, вытаскивает один наушник и заметно понижает голос, ― это моя бутылка. Я хотела ее взять.

+2

3

Выглядит+татуировки и пирсинг

http://sh.uploads.ru/t/axmsO.jpg

Сегодня был особенный день. Для кого-то, но не для Мидаса. Вернее как, сегодня к нему должна была придти домой девушка для каких целей итак понятно, но эта недотрога отказалась даже переступать порог чужой квартиры без должного количества романтики. Другой мужик на его месте послал бы строптивую бабу нахер и нашел бы в клубе покрасивее и по доступнее, которой вся эта лабуда нахрен не сдалась, но если Мидасу приспичило заполучить кого-то определенного, он ее добьется. Так получилось и с этой барышней. Сет вслух девушке ничего не сказал, но про себя подумал: "Хер с тобой, хочешь романтики будет тебе романтика, главное, чтобы ты уже легла под меня, на этом и разойдемся".
Ну и соответственно какая романтика без цветов и вина. Доставку среднестатистического букета роз мужчина заказал на сайте одного из многочисленных флористических центров (ну как заказал, просто тыкнул на первый попавшийся на сайте букет и сообщил куда его доставлять), а вот вино пришлось идти покупать самому.
На самом деле, мужчина с радостью бы купил бутылку виски или джина, ну на крайний случай рома, напоил бы неприступную деваху хорошенько, сделал с ней свое грязное дело, посадил в такси и помни как звали. Но нет же, для этого требуется именно это гребаное вино.
Мидас с недовольной миной поплелся в ближайший супермаркет за требуемым к вечеру алкогольным напитком. На предложение консультанта помочь с выбором, он только отмахнулся, дескать не дурак - сам справлюсь. Хотя Сет в вине разбирался ровно настолько насколько в видах социальных парадигм какого-нибудь известного социолога, короче говоря никак. Главным критерием для выбора служила исключительно цена.
Вот и сейчас завидев подходящую по всем (т.е. по одному) параметрам бутылку, мужчина протянул руку и тут же услышал рядом с собой недовольный и довольно громкий возглас.
― Эй, бульдозер!
Сдвинув брови с непонимающим лицом, он поворачивает голову и смотрит на низенькую женщину. На вид ей лет тридцать не меньше, черные волосы собраны в конский хвост, а одежда кажется далеко не новая. Бить женщин без причины не входило сегодня в планы Мидаса, поэтому он продолжает смотреть на нее и слышит продолжение фразы.
― Это моя бутылка. Я хотела ее взять.
Первая мысль, которая пришла ему в голову после услышанных слов, была такова: "Дамочка, а не пойти ли вам нахер, то есть далеко и надолго, пока я еще достаточно добрый, чтобы не оторвать вам голову".
Слегка изогнув бровь, Мидас повернулся к незнакомке всем телом. Женщина доходила ему разве что до плеча и то с огромным натягом. Хотя возможно, если она подпрыгнет, то достанет и до подбородка. Одна из его ночных подруг как-то так делала. Ее маленький рост не позволял быть наравне с Мидасом и девушка то бегала с табуреткой в обнимку, то пыталась залезть на шкаф, а когда она попыталась залезть на стол с ногами, дабы быть выше Сета, такой наглости мужчина уже не выдержал и скинул ее на кровать. О продолжении можно умолчать, и так понятно, что последовало за этим.
Но сейчас был немного другой случай. Мидас облизал губы, тщательно подбирая слова. Вроде и грубияном показаться не хочется, а с другой стороны не похрену ли? Он не знает эту женщину и вряд ли когда-нибудь еще ее встретит и все же...
Он обвел взглядом длинный прилавок с самым разнообразным алкоголем, несколько полок которого занимало вино из Франции, Италии, России и других стран, а затем вновь повернулся к говорившей.
- Вам что, вина вокруг мало? В любом случае я эту бутылку уже взял.
Он чуть наклонился к женщине, прищурив глаза:
- И попрошу впредь выбирать выражения, а иначе вдруг вам на пути попадется какой-нибудь конченный псих, который от подобных слов выйдет из себя и прибьет вас, такую хрупкую и маленькую, на месте.
Мидас снова выпрямился во весь свой рост, дожидаясь реакции, дабы воочию увидеть, дошел ли смысл сказанных слов до незнакомки или требуется их повторить более четко.

+2

4

http://sg.uploads.ru/t/uSmZJ.png

Между нами всего 15 см разницы, ну  http://sh.uploads.ru/t/MHdbB.png

В уши долбят любимые немцы – Oomph! – впрочем, теперь только в одно ухо, потому что второй наушник свободно болтается в стороне, свисая со смуглого плеча. Тея, сжимая пальцами обеих рук пластиковую ручку корзины, стоит прямо – с высоко поднятым подбородком и широко расправленными плечами, чтобы казаться выше. Она смело смотрит в мужское лицо напротив – ни тени страха не мелькает в ее темных глазах. 
― Так и возьми другую, ― Тея невольно сужает глаза, и в ярком свете магазинных ламп они становятся похожи на блестящие темные лезвия. ― А эта моя, ― норвежка, плотно сжав губы, решительно протягивает руку и обхватывает горлышко бутылки пальцами. И с силой дергает на себя, вырывая стеклянную заложницу из крепкого мужского захвата.
Слышится приглушенный звук удара – это ее корзина с продуктами падает к ногам.
И сдалась же ей эта бутылка… впрочем, дело уже далеко не в бутылке, а в принципиальности, от которой Тея никак не может избавиться. Да и не хочет, если честно – ее принципы довольно вкусно пахнут и помогают держаться на плаву вот уже целых двадцать два года, которые выглядят на все тридцать пять, если не больше – шуточки за триста, да. Нет, черт возьми, Хансен не отдаст последнюю бутылку нужного ей вина какому-то мутному типу, похожему на разрисованный дуршлаг. Интересно, когда он пьет – у него вода из этих дырок льется? А если льется, то краска смазывается? Нет, Хансен безумно любит татуировки – у самой спина разукрашена, но у Теи православный крест, нарисованный собственными руками. А у него?.. Квадратики?..
Незнакомый мужчина смотрит на нее, как слон на моську – и это выводит Тею из себя еще больше. Хочется схватить вот эту самую бутылку – виновницу торжества – и разбить ее о голову мужчины. Черт возьми, вот же ж достанется ей от Бьерна, если он узнает… впрочем, он не узнает – мысли читать не способен, а Тея великолепно умеет держать язык за зубами. Двуликая никогда и не отличалась особой словоохотливостью и сговорчивостью.
А вот незнакомец, кажется, любитель поболтать. Он медленно, словно в старом фильме ужасов, наклоняется к Хансен – Тея не цепенеет, но и не двигается. Она равнодушно и без особого интереса ждет дальнейших действий разрисованного мужчины, себялюблюлюбие которого Тея, безусловно, задела. И задела больно - по самое горло. 
И Хансен плевать на это с самой высокой колокольни.
Он говорит, нет, он угрожает. Спокойно так, почти полюбовно, мол, подбирай слова, думай, прежде чем говорить… ничего нового. Тея слышала это уже сотню раз – от матери, от отца, от брата и сестры, даже от Бьерна – а ведь он образец терпимости. Но горбатого могила исправит, а Хансен, судя по ситуации, очень скоро в ней и окажется.
― Могу только посочувствовать психу, которого судьба сведет со мной, ― огрызается Тея, находя лицо незнакомого мужчины в непростительной близости от своего. Он дышит ровно и пахнет морской водой. Хм, Хансен и не знала, что люди могут так пахнут. Занимательно. Тея же пахнет куда проще – сигаретами, литрами дешевого кофе и немного терпкой мятой – это шампунь Бьерна, которым Хансен сегодня мыла голову.
Тея держится ровно, спокойно. Спина прямая, плечи расправлены – чтобы казаться выше. А еще очень хочется быстрее отвоевать законную бутылку и ретироваться из этого магазина в тень раскатистого кипариса, чтобы спокойно выкурить сигарету и выругать себя за патологическую неспособность навлекать неприятности и за катастрофическое неумение держать язык за зубами.

Отредактировано Thea Hansen (03.06.2015 20:53:57)

+2

5

Мидас смотрит прямо в глаза стоящей перед ним женщине ииии...ничего. Эффекта испуга, страха, который настигает каждого, на кого смотрит Мидас нет. Его слова лишь просто слова, которые не имеют никакого значения.
"Вот строптивая баба попалась, терпеть таких не могу".
Незнакомка с силой дергает бутылку из рук Мидаса и на удивление ей удается ее выхватить. Почему он отпустил бутылку? Из-за шока от того, какой силой обладает это с виду хрупкое создание, или ему просто действительно начихать на то, какое вино будет пить его сегодняшняя лежанка?
― Могу только посочувствовать психу, которого судьба сведет со мной.
Сет понял, что разговором тут ничего не решить, но и переходить к активным действиям тоже не стоит. Мужчина внимательно осмотрел потолок и стены на наличие видеокамер. Он бы с радостью врезал этой женщине, да хотя бы в живот, не сильно так, но чтобы смысл послания дошел, и пофиг, что она вся такая хрупкая и беззащитная, его бесит неподчинение, особенно когда оно исходит от вот таких вот шавок.
Губы сжались в тонкую линию, а голос понизился до негромкого баса.
- Тебя уже свела с ним судьба и поверь, либо ты поставишь эту гребаную бутылку на место, либо клянусь, я разобью каждый сосуд с алкоголем в этом магазине о твою голову и не посмотрю, что ты женщина.
Не потому ли у Мидаса никогда не было постоянной девушки, что он только и делал, что угрожал расправой, убийствами или пыткой? В данный момент ему было глубоко похер на это, ведь даже в его мире, где всем заправляли расчетливый ум и грубая сила, находились смельчаки, смеющие выступать против него. И вот одна из таких смельчаков как раз стоит перед ним.
"Что ты будешь делать, Сет, если твои угрозы не сработают?" - раздался в голове негромкий голос.
"Я раздавлю эту капризную выпендрежную бабу и оставлю лишь мокрое место", - ответил сам себе Хранитель Посейдона и сделал пару шагов назад.
Все же метать ножи он умел очень хорошо, и если понадобится, он не применет воспользоваться своей способностью и швырнет одну из бутылок. Ну и что, что потом придется за нее заплатить, зато угроза быстрей дойдет. Но в первую очередь мужчина решил дать строптивой и неуемной незнакомке еще один шанс.
- Ладно, если тебе так нужна именно эта бутылка, забирай. Я могу выбрать что-то другое, думаю выбор здесь действительно довольно хороший.
Черты лица Сета разгладились, а в глазах больше не горел безумный огонь. Мужчина совладал с собой, предоставив девушке шанс принять победу. Была ли это капитуляция? Нееееет. В голове безумца всегда роются страшные идеи, так было и сейчас. Мидас решил для себя, что если из ее уст вылетит еще хоть одно неугодное ему слово, он просто расплатится за покупки, выйдет на улицу и дождется ее там, а уж потом... женщина вряд ли вернется домой. По крайней мере сотрясение ей будет обеспечено.

+2

6

Плохо скрываемая торжественность накрывает с головой, и Тея едва заметно ухмыляется долгожданной победе над татуированным мужчиной. Заветная бутылка красного вина в ее руках, и Двуликая прижимает прохладную стеклянную подругу к собственной груди, словно эта не бутылка вовсе, а заслуженная золотая медаль за отвагу, победу или еще чего. И никакие угрозы – даже такие страшные – не заставят Хансен вернуть вино на полку. Тем более она пребывает в святой (и наивной, чего уж там) уверенности, что мужчина способен лишь на угрозы, а на деле вреда не причинит. Ах, знала бы Тея, ах, если бы она только знала.
― Нет, ― коротко отвечает норвежка, глядя в льдистые глаза напротив.
В следующее мгновение она на удивление ловко берет корзину в руки и кладет в нее бутылку. Показательно – чтобы мужчина обязательно увидел – убирает пакет с молоком и блок сигарет в дальний угол, освобождая место для полусладкого трофея.
Хансен разворачивается, ловя себя на мимолетном желании показать незнакомцу язык, как это делают одержавшие какую-то мелкую и очень сомнительную победку дети. Она едва удерживается от этого жеста – все-таки, ей двадцать два, а не шесть. Впрочем, это еще с какой стороны посмотреть, ибо поведение Хансен в стычке за несчастную бутылку можно смело назвать ребячеством. Такая манера ей не свойственна совсем – Тее проще грубо рявкнуть, в крайней случае – нахамить и ворчливо уйти, оставшись у пустого корыта. А тут… что-то пошло не так. Что-то до сих пор идет не так. Хансен словно переклинило с этой чертовой бутылкой, катилась бы она в самую дальнюю и темную жопу. Двуликая зацепилась за нее, как за навязчивый сук в глухом лесу, мешающий идти дальше. Неспроста.
Из колеи выбивает еще и ровный голос – холодный такой, гортанный и низкий, чем-то напоминающий тихий шум ветра перед страшнейшей бурей. Тея невольно останавливается на полуразвороте и искоса смотрит в лицо мужчине. Не боится, нет, но теперь в ее голове оседает какая-то опасливость, настороженность. А его слова сбивают ее с толку.
Забирай? Выберешь другое вино? Хороший ассортимент?
Тея хмурится, сдвигая густые черные брови к переносице. Она задумчиво облизывает пересохшие губы, явно чувствуя какой-то подвох. Хансен угрюмо смотрит в эти глаза цвета мокрого асфальта, по которому все детство ходила в школу и хочет уже развернуться, как…
Вспышка! Яркий белый свет ударяет по глазам, заставляя норвежку с силой зажмуриться и до скрипа сжать зубы. Рваный выдох срывается с губ, слух прорезает громкий звук удара – заметно потяжелевшая корзина с продуктами вновь падает на гладкие стены пола. Ее ноги становятся ватными, непослушными, в глазах прыгают разноцветные яркие пятна, живот предательски крутит. Тошнит. А потом она вдруг видит полумудака-полуящера, который стоит между двумя огромными людьми – кажется, между Посейдоном и Афиной. Полумудак решает какой-то спор и делает выбор в пользу Афины. Посейдон в ярости.
Когда Тея открывает глаза, то обнаруживает себя, вцепившейся в полку справа. На выдохе она поворачивает голову и смотрит на мужчину, но видит не его, а… Посейдона.
― Твою мать, ― хрипит Тея и еще несколько мгновений быстро моргает, пытаясь прогнать видение. ― Что за херня с тобой… со мной. Что за херня вообще?
Неконтролируемое желание уйти подальше от этого человека захватывает ее всю. Тея начинает медленно пятиться назад, подгадывая удобный момент, чтобы сорваться с места и сбежать.

+2

7

Девчонка наглела все больше и больше, а Мидас раздражался все сильнее и сильнее. Мужчина считал, что ослиное упрямство должно быть наказуемо. В голове медленно но уверенно созревал план действий. Неожиданно во всем супермаркета погас свет. Темнота захватила все окружающее пространство. Те немногие покупатели, что были в магазине стали волноваться. Кто-то обвинял городские власти в несостоятельности касаемо предупреждений об отключении электричества, кто-то ссорился с кассиром на предмет оплаты покупок, дескать деньги с карточки сняли а покупки не отдают. Народ будто с ума посходил, но это никак не волновало самого Мидаса. Он же тьму вокруг  не видел, а все потому, что у него перед глазами была совершенно иная картина. Будто между ними той странной женщиной стоял некий недочеловек, а рядом стояли Афина и Посейдон. Между богами шел ожесточенный спор, а в итоге мужчина, который назвался Кекропсом, сделал выбор в пользу Афины. Женщина рассмеялась, а Посейдон был взбешен. Мидас будто воочию видел, как на его лице играют желваки и он, обращаясь к Кекропсу обещает отомстить.
Крепко зажмурив глаза, Сет снова их открыл. Наваждение исчезло так же неожиданно как и появилось, но на месте незнакомки стоял никто иной как сам Кекропс, собственной персоной. Мидас, чувствуя внутри себя бурлящую кровь своего покровителя, глухо зарычал чуть приоткрыв рот. Быстро метнув взгляд по сторонам, мужчина обратил внимание, что красные лампочки на камерах видеонаблюдения не горят из-за отсутствия света, а значит документальных доказательств последующих его действий не предвидится.
― Твою мать, что за херня с тобой… со мной. Что за херня вообще?
Пока женщина не понимала, что происходит, Мидас, взяв в руки литровую бутылку с водой, которая так удачно оказалась на одной из верхних полок и открутив крышку, стал выливать содержимое на пол. Брызги летели в разные стороны, а лужа с каждой секундой становилась больше. Вскоре вся вода до последней капли вытекла на пол, образовав мини-озеро, и мужчина отбросил пустую бутылку в сторону. Сделано это было затем, чтобы всегда была возможность использовать технику. Хранитель не знал, чем закончится их противостояние, но знал, что козыри в рукаве необходимы каждому.
Сет оскалился еще сильней и двинулся на женщину.
- Вот мы и встретились вновь, Кекропс. И думаю пора тебе заплатить свою цену за прошлый выбор.
Мидас стрелой метнулся вперед, схватив сильной рукой женщину за горло, и крепко прижал ее к колонне, на которую так удачно она пятилась.
- Неужели ты думала, что я тебя не найду?
Рука с шеи плавно перетекла на ворот серой толстовки и мужчина хорошенько встряхнул женщину слегка ударив ее головой о колонну и сразу же сделал шаг назад, дабы если вдруг эта ненормальная что-нибудь попытается учудить, у него было время сориентироваться. Создать из растекшейся по полу воды оружие, которым можно будет не раз продырявить соперника. Или может просто заставить ее иссохнуться изнутри и дело с концом? Выбор был, и это не могло не радовать Хранителя Посейдона. Мдааа...день обещал быть интересным.

Отредактировано Midas Seth (05.06.2015 07:48:14)

+1

8

Свет в магазине, четырежды моргнув, предательски гаснет, и Тея сжимает зубы, мысленно обвиняя незнакомца, с которым она имела несчастье устроить потасовку за треклятую бутылку вина, в наступлении тьмы. Тея не любит темноту – ей куда комфортнее при свете солнца или комнатной лампы, луны хотя бы, когда любое движение со стороны можно заметить и предупредить. Предупрежден, значит, вооружен.
Надеясь черти знает на что, Тея настойчиво пятится назад. Корзина с продуктами и двенадцатиградусной виновницей сего безобразия наспех брошена на пол – к его ногам, впрочем, сейчас не до корзины вовсе. Хансен поджимает губы, беззвучно сглатывает и не сводит взгляда с незнакомца – а взгляд такой же флегматичный, не боязливый вовсе. А незнакомец больше не седовласый Посейдон, а обычный мужчина – высокий, мощный, светловолосый, голубоглазый и вот с этими непонятными татуировками, за которые Тея невольно цепляется вновь и вновь. Почему-то невыносимо хочется взять тряпку или щетку и стереть эти непонятные иероглифы, а потом нарисовать что-нибудь действительно красивое, качественно и завораживающее. И Тея резко взмахивает черноволосой головой, выгоняя подобные мысли из мозга. В конце-то концов, не об этом сейчас нужно думать, не об этом, Тея!
Он берет в руки бутылку с водой и выливает содержимое на пол. Брызги летят во все стороны и оседают на белых стеллажах, а потом стекают вниз – на прохладные серые плиты. Он зловеще улыбается. Тея судорожно вспоминает, чему за этот короткий период совместной жизни ее научил Бьерн. И она невольно усмехается, ловя себя на мысли, что по делу они говорили мало, а свободное время предпочитали проводить за очередным британским сериалом, пиццей и глинтвейном, который так обожает Тея и который теперь полюбил Бьерн. Почему она считала это личной победой и поводом для серьезной гордости.
Впрочем, Бьерн помог ей понять и открыть способности, но Тея слишком ленилась проявлять к ним должный интерес и ни в какую не хотела учиться контролировать. Там же первый сезон «Отбросов» крутят, вы что. Или «Игра престолов» начинается. Кого сегодня убьет Мартин?
Если Хансен выживет сегодня, то обязательно попросит Бьерна научить ее всему. Даже вытерпит фирменный насмешливый взгляд и бесконечно подтрунивание.
― Меня зовут Тея, ― огрызается Хансен, ― а не Кекропс. Глаза разуй!
Она не смогла промолчать, впрочем, такой ответ может сыграть норвежке на руку: так или иначе, но иногда притвориться дурочкой – отличный способ выйти из дерьма чистым, а из воды сухим.
― Ты охреневший мясокомбинат, ― шипит она, жмурясь и стискивая зубы. Хансен уже вжата в колонну, и периодически ей нечем дышать. Она машинально поднимает обе руки и впивается пальцами в его запястья, пытаясь освободить горло от хватки и дать легким кислород.
Наконец он убирает руки, но только для того, чтобы переместить их на ворот толстовки. Тея сразу кашляет, пытаясь вобрать в легкие больше воздуха. А незнакомец с силой ее встряхивает, и она врезается затылком в колонну. Не больно, но неприятно.
― Самоудовлетворился? ― она провожает его ненавидящим взглядом исподлобья, потирая правой рукой ударенный затылок. Он отдаляется, и Тея протяжно выдыхает. Без облегчения, конечно, нет, куда там.

+1

9

― Ты охреневший мясокомбинат. Самоудовлетворился?
Девушка сыплет оскорблениями и Мидаса это бесит еще пуще прежнего. Ее это вальяжное поведение, темные волосы туго затянутые в хвост, дурацкая бесформенная толстовка, злой взгляд, его раздражает каждая мелочь в этой девке и кто бы перед ним ни был, Кекропс или Тея, он уничтожит их обоих.
Хранитель Посейдона сжимает зубы до скрипа и скалится, его глаза не выражают ничего хорошего. В них пляшет бешеный убийственный огонь и кажется все тренировки по самоуправлению гневом, своими эмоциями, все пошло под откос из-за единственной особи женского пола, которая так не вовремя оказалась с ним рядом.
- Ах ты сучка. Ты меня уже бесишь!
С каждым словом тон голоса повышался, пока наконец последнее слово Мидас буквально не прокричал в лицо девчонке. Вода, что медленно растекалась по полу бесформенной лужей, принимала все более четкие очертания и вот уже в воздухе висят сотня острых ледяных игл, которые могут прошить свою жертву, превратив в сито. Они не на столько хрупкие, как обычный лед, ведь это техника самого Посейдона, поэтому и разбить их будет сложно.
Подсознание где-то глубоко подсказывало, что может быть все же стоит успокоиться, не стоит оно того. Начнутся ведь потом разборки, кто виноват, что делать, по какой статье привлекать хулигана. С одной стороны лишние проблемы с буквой закона были ни к чему, но с другой стороны он не последний человек в городе да и в группировке, так что Артур в любом случае поможет выпутаться из любой ситуации. По крайней мере он это право заслужил.
Но иглы так и остались висеть в воздухе. Мидас разрывался на двое. Ему хотелось пронзить нахальную тварь прямо здесь и сейчас и улыбаясь наблюдать как капля за каплей из ее стройного тела вытекает вся кровь, как на серой толстовке растекаются багровые пятна, как кровавая лужа медленно начинает скапливаться у ее ног, перемешиваясь с остатками воды на полу. Но с другой стороны заслужила ли она такой участи? Она просто оказалась не в то время не в том месте и решила вдруг сразиться за бутылку никому ненужного вина, коих в супермаркете великое множество, по крайней мере бутылок двести набралось бы точно.
"Да пошла она нахер, эта тупоголовая курица, какого черта я должен тратить на нее свои и без того ценные техники. Потом еще предъявит иск за причинение морального вреда. Хотя с другой стороны, если я ее убью прямо здесь и сейчас, то смогу избежать множества проблем. Или наоборот, проблем прибавится..."
Внутри мужчины шел сложный мыслительный процесс, никак не отражающийся на его лице. Он стоял неподвижно и так же неподвижно висели в воздухе ледяные иглы, ожидая приказа хозяина пустить лишним на этом свете людям, теплую горячую кровь.
"В любом случае припугнуть будет не лишним".
Пара игл стремительно пролетели мимо стеллажа с разносортным вином и вонзились позади Теи, ударившись в колонну. Но вопреки законам физики они не разбились и не осыпались водянистыми осколками, а упали на пол к ногам.
- Слушай меня, дрянь, если ты не хочешь сдохнуть прямо здесь и сейчас, вали нахер отсюда. И учти, если я узнаю, что твой паршивый язык посмел что-то кому-то рассказать, я вырву его. Немой ты будешь куда симпатичнее, - грозно прошипел Мидас, глядя на объект своей будущей мертвой коллекции, если девушка будет недостаточно умна и не послушает его.

0

10

Не буди лихо, пока спит тихо.
И кто бы мог подумать, что смысл этого высказывания дойдет до норвежки именно сегодня, именно сейчас, в этом богом забытом супермаркете, в котором даже электричества нет. И самое неприятное в сложившейся ситуации то, что виновата сама Тея с этой патологической неспособностью держать острый язык за зубами, а хамство под контролем. Впрочем, нет больше смысла жевать мотивы и поступки – настало время расплачиваться за последствия.
И она будет терпеливо платить, сжав кулаки и зубы. Терпеть и ждать собственной участи. Не пикнет, не взвизгнет и даже постарается не дрожать – пусть хоть иглы под ногти ей вставляет, хоть злосчастным бамбуком пытает. Как ни крути, но она заслужила и готова понести наказание. Зато  в следующий раз будет умнее и сдержаннее. Если следующий раз будет.
Она смотрит на него твердо, решительно и без страха, но с какой-то настороженностью. Старается держаться прямо, чтобы быть с ним наравне – если не по росту, то по положению и общему настроению. Хмурится и на протяжном выдохе отводит голову в сторону, не сводя бдительного взгляда с лица незнакомца. И беззвучно сглатывает, когда краем глаза видит трансформирование воды на полу. Прозрачные прохладные струи решительно превращаются в острые иглы. Замечательно. Тея целую жизнь страдала от воды – то подавится, то захлебнется, то в лужу лицом упадет и почти утонет. И умрет она, судя по всему, тоже от воды.
Какая потрясающая, отвратительная по всем параметрам смерть!
Неважно. Она все равно слишком быстро стареет, так что через пару месяцев уже скукожится до состояния девяностолетней старухи и отбросит немощные ручки и ножки в стороны. Терять нечего. Разве что Бьерна жаль – она так и не сказала ему «спасибо» за все то, что он для нее сделал. И не извинилась за те косяки и проблемы, которые доставила.
Быть может, Хранитель позволит ей сделать последний звонок?
Нет, бред сивой кобылы. Никаких последних звонков, тем более Бьерну – как бы не хотелось ему позвонить. Иначе все станет только хуже. Грустнее. Невыносимее. К черту.
Водные иглы взлетают в воздух. Тея не двигается – только поднимает подбородок и сжимает зубы, не сводя при этом равнодушного, но испытующего взгляда с лица мужчины.
Давай, что ты медлишь? Ожидание куда мучительнее самой смерти. Впрочем, наверное, именно поэтому он и медлит – хочет насладиться томлением. Не дождется. Тея и виду не подаст – только вздрогнет, наверное, когда иглы будут проходить сквозь грудную клетку.
Ни что не меняется в его лице, когда иглы, подчиняясь хранительской воле, подрываются с места, пролетают сквозь стеллаж и вонзаются в колонну позади Теи.
Ни что не меняется и в ее лице. Она смотрит строго в глаза мучителю и не понимает еще, что жива. А понимает тогда, когда он что-то говорит. Отпускает.
Без тени облегчения, без эмоций и без чувств Тея, царапая не меняющимся взглядом лицо напротив, быстро разворачивается и уходит, оставляя за собой запах мяты и сигарет.
Уже на улице она останавливается и поднимает голову, устало потирает ладонями лицо и шею, лоб. А потом, выдыхая, закуривает и уходит в тень раскатистого кипариса. Охлаждается и пытается осознать, что еще жива.
Ключевое слово «еще».

0


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Отыгранное » Сага о не самых удачных встречах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC