Вверх Вниз

Под небом Олимпа: Апокалипсис

Объявление




ДЛЯ ГОСТЕЙ
Правила Сюжет игры Основные расы Покровители Внешности Нужны в игру Хотим видеть Готовые персонажи Шаблоны анкет
ЧТО? ГДЕ? КОГДА?
Греция, Афины. Сентябрь 2013 года. Постапокалипсис. Сверхъестественные способности.

ГОРОД VS СОПРОТИВЛЕНИЕ
295 : 284
ДЛЯ ИГРОКОВ
Поиск игроков Вопросы Система наград Квесты на артефакты Заказать графику Выяснение отношений Хвастограм Выдача драхм Магазин

АКТИВИСТЫ ФОРУМА

КОМАНДА АМС

НА ОЛИМПИЙСКИХ ВОЛНАХ
Miracle Of Sound – Forever Blue от Честера!


ХОТИМ ВИДЕТЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Библиотека » Стихи о греческих богах, героях, чудовищах


Стихи о греческих богах, героях, чудовищах

Сообщений 81 страница 100 из 190

81

О. Мандельштам.

Золотистого меда струя из бутылки текла
Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела:
— Здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла,
Мы совсем не скучаем, — и через плечо поглядела.

Всюду Бахуса службы, как будто на свете одни
Сторожа и собаки, — идешь, никого не заметишь.
Как тяжелые бочки, спокойные катятся дни.
Далеко в шалаше голоса — не поймешь, не ответишь.

После чаю мы вышли в огромный коричневый сад,
Как ресницы, на окнах опущены темные шторы.
Мимо белых колонн мы пошли посмотреть виноград,
Где воздушным стеклом обливаются сонные горы.

Я сказал: виноград, как старинная битва, живет,
Где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке;
В каменистой Тавриде наука Эллады — и вот
Золотых десятин благородные, ржавые грядки.

Ну, а в комнате белой, как прялка, стоит тишина,
Пахнет уксусом, краской и свежим вином из подвала.
Помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена, —
Не Елена — другая, — как долго она вышивала?

Золотое руно, где же ты, золотое руно?
Всю дорогу шумели морские тяжелые волны,
И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,
Одиссей возвратился, пространством и временем полный.

1917

Отредактировано Nike Andreas (06.02.2017 06:05:12)

+1

82

Искала, что бы почитать мелким и вот случайно наткнулась ^^
Римма Алдонина

А в древней, древней Греции
Все были очень древние,
И потому все умерли
И не дождались нас.
От них остались мифы,
А в этих мифах грифы,
Кентавры, нимфы, боги
И сказочный Пегас.

Пегас был конь крылатый,
Он прилетал к поэтам
И в даль Воображенья
С собой их уносил.
К ним вследствие движенья
Являлось вдохновенье,
Поэт писал поэму
И миру подносил.

Как хорошо быть греком!
Конечно, древним греком.
Как славно прокатиться
На сказочном коне!
И я на нём, признаться,
Мечтаю покататься,
Хочу его дозваться:
- Ко мне, Пегас! Ко мне!

2010

0

83

Неотразимые нелюди

Медуза - обычная женщина, тысячи их.
Не Афродита, не Гера и даже не Гея.
К ней не приходят цари, спотыкаясь, бледнея,
Чтобы прочесть сочиненный в томлении стих.

Ей не возводят святилищ, не носят даров,
Не для нее тяжелеет на склонах лоза.
Можешь назвать ее имя, пролить ее кровь -
Но никогда, никогда не смотри ей в глаза.

Ей не до сказок - она видит кости земли.
Ей не до песен - пред ней замирают, немея.
Медно-холодные кудри, тяжелые змеи
Мертвенно-жгучим узором на плечи легли.

В темном овраге охотятся лютые звери.
Если собьешься с пути - оглянуться нельзя.
Можешь стучаться в закрытые наглухо двери,
Можешь солгать - и тебе даже боги поверят,
Помни одно: никогда не смотри ей в глаза.

Женщин ласкать, за столом пировать - вот утеха,
В мире достаточно скорби, сомнений и бед.
Если герой - то тебе и судьба не помеха.
Если певец - исцеляй души плачем и смехом,
Если крестьянин - веди русло жизни по вехам,
Да передай своим детям строжайший завет:

В каменный сад если вдруг невзначай забредешь,
Даже не думай ты смелость свою показать.
Нет, никогда, никогда не смотри ей в глаза:

Пропадешь.

0

84

Земную звезду возвращают с дорог небосвода
В холодное море, на руки стареющих скал.
Скажи мне: достоин ли миг непрожитого года,
Нашел ли в полете ты то, что так долго искал?

Тебе не нужны были тень мимолетной свободы
И сгнившие лавры обманчивой славы людей.
Земная звезда возвратилась с дорог небосвода
И сгинула заревом в черной соленой воде.

Богами быть трудно, но хуже - родиться с их кровью
И жить среди смертных, не зная всевышних путей;
Смотреть на рассветы, стелясь к ним травою покорной;
Держа в себе крылья, не сметь даже в мыслях взлететь.

Рассудит Единый, ведь ты попросил так немного:
Позволить лишь нá день янтарным светилом владеть.
Но звезды земные не бродят небесной дорогой
Ни утренним блеском, ни ночью в хрустальной ладье.

Летать не дано им - а только срываться и падать,
Сжигая полмира и пламенем плечи накрыв;
Земною звездой с небосвода сходить в руки Ада,
Как вечное Солнце, горя до закатной поры.

+1

85

Гимн Афродите

Гимны слагать не устану бессмертной и светлой богине.
Ты, Афродита-Любовь, как царила, так царствуешь ныне.
Алыми белый алтарь твой венчаем мы снова цветами,
Радостный лик твой парит с безмятежной улыбкой над нами.

Правду какую явить благосклонной улыбкой ты хочешь?
Мрамором уст неизменных какие виденья пророчишь?
Смотрят куда неподвижно твои беззакатные очи?
Дали становятся уже, века и мгновенья - короче:

Да, и пространство и время слились, - где кадильница эта,
Здесь мудрецов откровенья, здесь вещая тайна поэта,
Ноги твои попирают разгадку и смысл мирозданья.
Робко к коленям твоим приношу умиленную дань я.

С детства меня увлекала к далеким святыням тревога,
Долго в скитаньях искал я - вождя, покровителя, бога,
От алтарей к алтарям приходил в беспокойстве всегдашнем,
Завтрашний день прославлял, называя сегодня - вчерашним.

Вот возвращаюсь к тебе я, богиня богинь, Афродита!
Вижу: тропа в бесконечность за мрамором этим открыта.
Тайное станет мне явным, твоей лишь поверю я власти,
В час, как покорно предамся последней, губительной страсти...

+1

86

Фридрих Шиллер. "Боги Греции"

Боги Греции.

В дни, когда вы светлый мир учили
Безмятежной поступи весны,
Над блаженным племенем царили
Властелины сказочной страны,-
Ах, счастливой верою владея,
Жизнь была совсем, совсем иной
В дни, когда цветами, Киферея,
Храм увенчивали твой!

В дни, когда покров воображенья
Вдохновенно правду облекал,
Жизнь струилась полнотой творенья,
И бездушный камень ощущал.
Благородней этот мир казался,
И любовь к нему была жива;
Вещим взорам всюду открывался
След священный божества.

Где теперь, как нас мудрец наставил,
Мертвый шар в пространстве раскален,
Там в тиши величественной правил
Колесницей светлой Аполлон.
Здесь, на высях, жили ореады,
Этот лес был сенью для дриад,
Там из урны молодой наяды
Бил сребристый водопад.

Этот лавр был нимфою молящей,
В той скале дочь Тантала молчит,
Филомела плачет в темной чаще,
Стон Сиринги в тростнике звучит;
Этот ключ унес слезу Деметры
К Персефоне, у подземных рек;
Зов Киприды мчали эти ветры
Вслед отшедшему навек.

В те года сынов Девкалиона
Из богов не презирал никто;
К дщерям Пирры с высей Геликона
Пастухом спускался сын Лето.
И богов, и смертных, и героев
Нежной связью Эрос обвивал,
Он богов, и смертных, и героев
К аматунтской жертве звал.

Не печаль учила вас молиться,
Хмурый подвиг был не нужен вам;
Все сердца могли блаженно биться,
И блаженный был сродни богам.
Было все лишь красотою свято,
Не стыдился радостей никто
Там, где пела нежная Эрато,
Там, где правила Пейто.

Как дворцы, смеялись ваши храмы;
На истмийских пышных торжествах
В вашу честь курились фимиамы,
Колесницы подымали прах.
Стройной пляской, легкой и живою,
Оплеталось пламя алтарей;
Вы венчали свежею листвою
Благовонный лен кудрей.

Тирсоносцев радостные клики
И пантер великолепный мех
Возвещали шествие владыки:
Пьяный Фавн опережает всех;
Перед Вакхом буйствуют менады,
Прославляя плясками вино;
Смуглый чашник льет волну отрады
Всем, в чьем кубке сухо дно.

Охранял предсмертное страданье
Не костяк ужасный. С губ снимал
Поцелуй последнее дыханье,
Тихий гений факел опускал.
Даже в глуби Орка неизбежной
Строгий суд внук женщины творил,
И фракиец жалобою нежной
Слух эриний покорил.

В Елисейских рощах ожидала
Сонмы теней радость прежних дней;
Там любовь любимого встречала,
И возничий обретал коней;
Лин, как встарь, былую песнь заводит,
Алкестиду к сердцу жмет Адмет,
Вновь Орест товарища находит,
Лук и стрелы — Филоктет.

Выспренней награды ждал воитель
На пройденном доблестно пути,
Славных дел торжественный свершитель
В круг блаженных смело мог войти.
Перед тем, кто смерть одолевает,
Преклонялся тихий сонм богов;
Путь пловцам с Олимпа озаряет
Луч бессмертных близнецов.

Где ты, светлый мир? Вернись, воскресни,
Дня земного ласковый расцвет!
Только в небывалом царстве песни
Жив еще твой баснословный след.
Вымерли печальные равнины,
Божество не явится очам;
Ах, от знойно-жизненной картины
Только тень осталась нам.

Все цветы исчезли, облетая
В жутком вихре северных ветров;
Одного из всех обогащая,
Должен был погибнуть мир богов.
Я ищу печально в тверди звездной:
Там тебя, Селена, больше нет;
Я зову в лесах, над водной бездной:
Пуст и гулок их ответ!

Безучастно радость расточая,
Не гордясь величием своим,
К духу, в ней живущему, глухая,
Не счастлива счастием моим,
К своему поэту равнодушна,
Бег минут, как маятник, деля,
Лишь закону тяжести послушна,
Обезбожена земля.

Чтобы завтра сызнова родиться,
Белый саван ткет себе она,
Все на той же прялке будет виться
За луною новая луна.
В царство сказок возвратились боги,
Покидая мир, который сам,
Возмужав, уже без их подмоги
Может плыть по небесам.

Да, ушли, и все, что вдохновенно,
Что прекрасно, унесли с собой,-
Все цветы, всю полноту вселенной,-
Нам оставив только звук пустой.
Высей Пинда, их блаженных сеней,
Не зальет времен водоворот:
Что бессмертно в мире песнопений,
В смертном мире не живет.

Фридрих Шиллер
1788 г.

Отредактировано Nike Andreas (10.02.2017 04:33:47)

+1

87

Вечерний Пан

Вечерний Пан исполнен мира,
Не позовет, не прошумит.
Задумчив, на лесной поляне,
Следит, как вечер из потира
Льет по-небу живую кровь,
Как берега белеют вновь
В молочно-голубом тумане,
И ждет, когда луч Алтаира
В померкшей сини заблестит.

Вечерний Пан вникает в звуки,
Встающие во мгле кругом:
В далекий скрип пустой телеги,
В журчанье речки у излуки
И в кваканье глухих прудов.
Один, в безлюдии святом,
Он, в сладком онеменьи неги,
Косматые вздымает руки,
Благословляя царство снов.

+2

88

В любовном настое наш мир с сотворенья заварен
И жив, озаренный надеждой влюбленной души.
От вечности в вечность Орфей на шумящем бульваре
Свое "К Эвридике" прохожим поет за гроши.

Он бережно, свет своих чувств сохранив от наветов,
Несет через годы единственный верный мотив;
Смеется сквозь слезы, людей отпуская в рассветы,
И просит любить лишь, любить на летящем пути.

О, сколько он видел сраженных тем сладостным боем,
Как много встречал не смотревших идущим вослед...
Планета насквозь, словно осью, пробита любовью,
И счастлива ею. В чреде зачарованных лет

Она - наш Аид, опаленный негаснущим горем,
И светлый Олимп, протянувшийся в звездную даль;
Все весны и войны, вся синь поднебесного моря.
Ей движимо время, ведомы ветра и вода;

Ее обретя, человек приближается к богу,
Теряя, и бог остается лишь жалким рабом.
И ею одной зелены наши дни и дороги,
Она - дальний берег и ждущий из странствия дом.

Пускай она ранит больнее отточенной стали,
Но стоит веков одиноких мгновение - взгляд...
Орфей допоет и пойдет в переплет магистралей.
А смолкнувший город осыплет весной звездопад,

Завяжет влюбленным созвездия лент на запястьях,
Прошепчет, позволив ладонями эхо ловить:
"О, пусть, обернувшись, вы впредь обретаете счастье
В надеждах и скорби коснувшейся сердца любви..."

+1

89

Иксион и Зевс

     И к с и о н

О Зевс! где гром твой? до земли он
Не досягнул! где молньи все?
Пусть распинаем я, Иксион,
На беспощадном колесе!
Пусть Тартара пространства серы,
Пусть муки вечны впереди -
Я груди волоокой Геры,
Дрожа, прижал к своей груди!

     З е в с

Смертный безумец! не Геру ласкал ты!
Зевса забыл ты безмерную власть.
Призрак обманный в объятьях держал ты:
Я обманул ненасытную страсть!
Гера со мною, чиста, неизменна,
Здесь, на Олимпе, меж вечных богинь.
Смертный, посмевший мечтать дерзновенно,
Вечно страдай, все надежды покинь!

     И к с и о н

О Зевс! я радостную Геру
Привел к себе, в ночную тишь.
Чем эту пламенную веру
В моей душе ты заглушишь?
Так! сделай казнь страшней, огромней,
Я счастлив роковой судьбой!
А ты, богов властитель, помни,
Что я смеялся над тобой!

+1

90

Моя обитель теперь на Луне,
А я - забытый астронавт.
По-прежнему звезда горит во мне,
Пускай и был не до конца я прав.

Солнце вернёт мне силы былые,
Я скучал...твой голос забыт.
Я отправлю любовь к звездной пыли,
Как забытый тобою пиит.

В космосе все молчаливо, бездушно,
Океанским холодом режет...
Как бриз ты мне не станешь послушна.
В сердце болезненный скрежет.

Я отшельник, убитый Амуром,
Забывший любовь среди звёзд.
Помню, как ты во мне утонула...
В любви, что сплеталась из грёз.

+1

91

Лира и ось

1. Лира

Прозрев, я в лиру верую
В медлительном раздумьи,
Как веровал в безумьи
Палящей слепоты.
На глубь зелено-серую,
Где буйствуют буруны,
Опять настроив струны,
Смотрю без слез, как ты.

На этой грани каменной,
Блуждая без лазури,
Под вопль веселый бури,
Корабль мой сокрушен.
Но я, с надеждой пламенной,
Воззвал к богам единым,
И плещущим дельфином
Спасен я, Арион!

Здесь, под скалой свисающей,
Где тени странно-сизы,
Под солнцем бросив ризы,
Я новый гимн пою,
И ветер, сладко тающий
В своем полете скором
Над стихнувшим простором,
Донес мне песнь твою.

Всем суждены крушения,
Кто поднял парус белый,
Кто в море вышел, смелый,
Искать земли иной!
Благих богов решения
Да славят эти песни:
Опасней и чудесней
Да будет жребий твой!

2. Ось

Ты - мне: "Когда у нижней меты
Квадрига рухнет, хрустнет ось,
И будут сотни рук воздеты, -
Ристатель! страх напрасный брось!
Пусть мышцы сильные не дрогнут,
Скорей клинок свой вознеси!.."
И, не повергнут и не согнут,
Я стал у сломанной оси.

Нет, я не выбуду из строя,
Но, силы ярые утроя,
Вновь вожжи туго закручу:
Уже на колеснице новой,
Длить состязание готовый,
Стою, склоняю грудь, лечу!

Драконы ли твои, Медея,
Триптолема ль живая ось
Меня возносит, пламенея, -
Но коням не помчаться врозь!
Стоб и грудь склоняю косо,
Как на земле, так в небеси:
Пусть в небе вихрятся колеса
На адамантовой оси.

И верю: срыва Фаэтона
Я мину на изгибе склона,
Где все чудовища грозят,
И по дуге сходящей неба
Направлю колесницу Феба -
Зажечь столпаменный закат.

+1

92

Женщины Лабиринта

Город - дом многоколонный,
Залы, храмы, лестниц винт,
Двор, дворцами огражденный,
Сеть проходов, переходов,
Галерей, балконов, сводов, -
Мир в строеньи: Лабиринт!

Яркий мрамор, медь и злато,
Двери в броне серебра,
Роскошь утвари богатой, -
И кипенье жизни сложной,
Ночью - тайной, днем - тревожной,
Буйной с утра до утра.

Там, - при факелах палящих,
Шумно правились пиры;
Девы, в туниках сквозящих,
С хором юношей, в монистах,
В блеске локонов сквозистых,
Круг сплетали для игры;

Там - надменные миносы
Колебали взором мир;
Там - превечные вопросы
Мудрецы в тиши судили;
Там - под кистью краски жили,
Пели струны вещих лир!

Все, чем мы живем поныне, -
В древнем городе-дворце
Расцветало в правде линий,
В тайне книг, в узоре чисел;
Человек чело возвысил
Гордо, в лавровом венце!

Все, что ведала Эллада -
Только память, только тень,
Только отзвук Дома-Града;
Песнь Гомера, гимн Орфея -
Это голос твой, Эгейя,
Твой, вторично вставший, день!

Пусть преданья промолчали;
Камень, глина и металл,
Фрески, статуи, эмали
Встали, как живые были, -
Гроб раскрылся, и в могиле
Мы нашли свой идеал!

И, венчая правду сказки,
Облик женщины возник -
Не она ль в священной пляске,
Шла вдоль длинных коридоров, -
И летели стрелы взоров,
Чтоб в ее вонзиться лик?

Не она ль взбивала кудри,
К блеску зеркала склонясь,
Подбирала гребень к пудре,
Серьги, кольца, украшенья,
Ароматы, умащенья,
Мазь для губ, для щечек мазь?

Минул ряд тысячелетий,
Лабиринт - лишь скудный прах...
Но те кольца, бусы эти,
Геммы, мелочи былого -
С давним сердце близит снова:
Нить жемчужная в веках!

+1

93

Афины ль слово слышу я, дражайшей
Мне из богинь? Да, это ты! Хоть лика
Ты не являешь своего, - твой голос
Я узнаю; он жжет мне сердце, точно
Трубы тирренской медноустой звон.

Одиссей
"Аякс", Софокл

+1

94

Юноша, этот алтарь - не горного бога обитель.
Жертвенник той посвящен, которой царица супруга
Все заказала моря; лишь Делос блуждающий принял
Странницу, - в те времена сам плавал он, остров подвижный,
Там-то Латона легла под Палладиным древом и пальмой
И породила на свет неугодную мачехе двойню.
И побежала опять от Юноны родильница, молвят,
К груди прижавши, детей - бессмертных чету! - уносила.

Овидий. Метаморфозы

+1

95

Запели жрецы, распахнулись врата - восхищенный
Пал на колени народ:
Чудовищный конь, с расписной головой, золоченый,
В солнечном блеске грядет.
Горе тебе, Илион! Многолюдный, могучий, великий,
Горе тебе, Илион!
Ревом жрецов и народными кликами дикий
Голос Кассандры - пророческий вопль - заглушен!

Конь Афины-Паллады. Иван Бунин
1916 год

+1

96

Где я, несчастная? Весь дух мой возмущен!
Что зрела, слышала? То истина иль сон?
Не узнаю себя, бегу и цепенею.
Не слышатся ль мне шум и песни Гименею?
Так, торжеством Коринф гремит в своих стенах;
Отверсты храмы все, все алтари в цветах!
Пир, ненавистный мне, спеша приготовляют;
Все, все неверного с Креузой прославляют.
Язон – кто б думать мог? – Язон мне изменил;
От ложа он жену позорно удалил!
Что говорю – жену? Несчастная Медея!
Нет для тебя надежд! нет боле Гименея!
Неверный, разорвал он узы брака сам.
О боги-мстители, я прибегаю к вам!
Вы слышали его обеты, уверенье,
Карайте дерзкого, отмстите оскорбленье.
О солнце, ты ль меня оставишь в бедстве сем?
Тебе родитель мой обязан бытием;
Ты видишь от небес бесчестие Медеи
И светишь на Коринф? и зрят тебя злодеи?
Перемени свой путь, ты отврати свой зрак
И погрузи весь мир в смятение и мрак!
Или – твоих коней вручи мне с колесницей:
В прах все я превращу под мстительной десницей,
С их пламенем на Истм Медея упадет
И разгромит Коринф и дерзкий с ним народ.
И страшный гнев ее, с самой природой споря,
Облегшие Коринф соединит два моря.
Но тщетные мольбы! и мне ль в моих бедах,
Мне ль помощи теперь искать на небесах?

Отрывок из французской трагедии "Медея" (Антон Дельвиг)

+1

97

Ариадна

ЖАЛОБА ФЕСЕЯ

Ариадна! Ариадна!
Ты, кого я на песке,
Где-то, в бездне беспощадной
Моря, бросил вдалеке!

Златоокая царевна!
Ты, кто мне вручила нить,
Чтобы путь во тьме бездневной
Лабиринта различить!

Дочь угрюмого Миноса!
Ты, кто ночью, во дворце,
Подошла - светловолосой
Тенью, с тайной на лице!

Дева мудрая и жрица
Мне неведомых богов,
В царстве вражьем, чья столица
На меня ковала ков!

И - возлюбленная! тело,
Мне предавшая вполне,
В час, когда ладья летела
По зыбям, с волны к волне!

Где ты? С кем ты? Что сказала,
Видя пенную корму,
Что, качаясь, прорезала
Заревую полутьму?

Что подумала о друге,
Кто тебя, тобой спасен,
Предал - плата за услуги! -
Обманул твой мирный сон?

Стала ль ты добычей зверя
Иль змеей уязвлена, -
Страшной истине не веря,
Но поверить ей должна?

Ты клянешь или кличешь, плача,
Жалко кудри теребя?
Или, - горькая удача! -
Принял бог лесной тебя?

Ах! ждала ль тебя могила,
Иль обжег тебя венец -
За тебя Судьба отмстила:
В море сгинул мой отец!

Я с подругой нелюбимой
Дни влачу, но - реешь ты
Возле ложа, еле зримый
Призрак, в глубях темноты!

Мне покорствуют Афины;
Но отдать я был бы рад
Эту власть за твой единый
Поцелуй иль нежный взгляд!

Победитель Минотавра,
Славен я! Но мой висок
Осребрен: под сенью лавра
Жизнь я бросил на песок!

Бросил, дерзкий! и изменой
За спасенье заплатил...
Белый остров, белой пеной
Ты ль мне кудри убелил?

1917

АРИАДНА

Во дворце Афинском, скорбно мрачен,
Спит Фесей и видит вещий сон:
В теми вод белеет Накс; прозрачен
Воздух ночи; в звездах небосклон.

В страхе, встретя вкруг песок прибрежный,
Чуть привстав, царевна смотрит вниз;
А над ней прекрасен, светел - свежий
Хмель меж кудрей - юный Дионис.

Буйным сонмом попирая зелень,
Тигров холя, тирсы лентой свив,
Фавны, нимфы, люди виноделен
Ждут царя назад, в тени олив.

Он же, страстью вдруг обезоружен,
Раб восторга, к деве клонит лик...
Вот схватил ее венец жемчужин.
"Ты - небес достойна!" - слышен всклик.

В небо вскинут, вспыхнул - семизвездье -
Там венец. Бог с девой слит. Полна
Ночь их славой. - Горькое возмездье
Пьет Фесей во сне, и молит сна!

+1

98

Зевс, меж богов величайший и лучший, к тебе моя песня!
Громораскатный, владыка державный, судья-воздаятель,
Любишь вести ты беседы с Фемидой, согбенно сидящей.
Милостив будь, громозвучный Кронид, — многославный, великий.

Гомеровы гимны. К Зевсу

0

99

Словно как лев, на стадо бесстражное коз или агниц
Ночью набредши и гибель замысля, бросается быстрый, —
Так на фракийских мужей Диомед бросался могучий;
Он их двенадцать убил.

Илиада X, стихи 471-493, перевод Н.И.Гнедича

+1

100

Гимн Афродите

За длительность вот этих мигов странных,
За взгляд полуприкрытый глаз туманных,
За влажность губ, сдавивших губы мне,
За то, что здесь, на медленном огне,
В одном биеньи сердце с сердцем слито,
Что равный вздох связал мечту двоих -
Прими мой стих,
Ты, Афродита!

За то, что в дни, когда поля, серея,
Покорно ждут холодных струй Борея, -
Твой луч, как меч, взнесенный надо мной,
Вновь льет в мой сад слепительность и зной,
Что зелень светлым Аквилоном взвита,
Что даль в цветах, и песни реют в них, -
Прими мой стих,
Ты, Афродита!

За то, что будет и не быть не может,
Что сон, и этот будет скоро дожит,
Что видеть мне, в час сумрачных разлук,
Разомкнутым кольцо горячих рук,
Что тайно в страсти желчь отравы скрыта
Что сводит в Ад любовь рабов своих, -
Прими мой стих,
Ты, Афродита!

+1


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Библиотека » Стихи о греческих богах, героях, чудовищах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC