Вверх Вниз

Под небом Олимпа: Апокалипсис

Объявление




ДЛЯ ГОСТЕЙ
Правила Сюжет игры Основные расы Покровители Внешности Нужны в игру Хотим видеть Готовые персонажи Шаблоны анкет
ЧТО? ГДЕ? КОГДА?
Греция, Афины. Январь 2014 года. Постапокалипсис. Сверхъестественные способности.

ГОРОД VS СОПРОТИВЛЕНИЕ
765 : 789
ДЛЯ ИГРОКОВ
Поиск игроков Вопросы Система наград Квесты на артефакты Заказать графику Выяснение отношений Хвастограм Выдача драхм Магазин

АКТИВИСТЫ ФОРУМА

КОМАНДА АМС

НА ОЛИМПИЙСКИХ ВОЛНАХ
Eurythmics - Sweet Dreams
от Эстер



ХОТИМ ВИДЕТЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Hear Me Now

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s2.uploads.ru/gh8k6.jpg


HEAR ME NOW
Дата: 1 мая
Участники: Корвинус, Гордон
Место: НИИ, где работает Баркли
Погодные условия: Прекрасный весенний вечер
Об эпизоде: "Падеж среди начинающих охотников велик" (С)

Отредактировано Gordon Barkley (30.03.2017 21:36:02)

+2

2

После путешествия в Тартар Гордон с удвоенной энергией принялся изучать мифических существ, несмотря на запрет кера. Надо сказать, серьезный взгляд и тихий голос демона часто вспоминались Баркли. Угроза убить за публикацию полученных знаний не останавливала ученого ни на дюйм. Гордон просто не мыслил своей дальнейшей жизни без исследований в этой сфере. Но пока что у него было никаких документальных доказательств существования Носителей или других выходцев из мифов Древней Греции. Чтоб минимально успокоить рассудок, взывающий к безопасности, ирландец купил себе небольшой Вальтер, получил пару уроков стрельбы, чтоб обновить армейские умения, и теперь чувствовал себя более защищенным, а от этого еще безрассудней выискивал себе объекты изучения. Надо сказать, за этот месяц после Тартара он вновь встретил Корвинуса, совсем другого - в декорациях современного города он выглядел практически органично, разве что чересчур высок. Он вышел из черного автомобиля, одетый в черную одежду - даже на другой стороне улицы его было невозможно не заметить. Гордон тогда чудовищно опаздывал на собрание, и разговора почти не получилось. Но Баркли помнил о поручении кера, поэтому подбежал к высокой фигуре, спешно тараторя, что им как-нибудь надо встретиться по важному вопросу, строчил на кусочке бумаге свой телефон, а произнесенный кером номер записал себе на ладони, потому что больше в быстром доступе бумаги не было.
Потом несколько дней подряд он снова и снова хотел позвонить Корвину, но каждый раз его одолевала неуверенность. Как он посмотрит в глаза демону, который напрямую запретил ему заниматься изысканиями? Обманет? Уйдет от вопроса? Или ответит честно, подписав себе смертный приговор? Но если прекращать свою деятельность он керу и не обещал, то вот рассказать услышанное на Левкаде он поклялся, а значит, должен передать демону информацию про девушку по имени Алисия Джонс.
Но последнюю неделю Баркли думал о совсем другом. Он нашел. Наконец-то нашел мифическое создание в Афинах. Это был Циклоп, самый настоящий Циклоп, в двадцать первом веке! Попался на любительском видео в интернете, но в этот раз съемка была удивительно хорошего качества, и Гордон смог вычислить его. Он знал, что Носитель не сможет принять истинный облик по собственной воле, поэтому ученый без страха пошел с ним на контакт. Антонис Ципрас, рабочий в доках торгового порта, грубоватый, глуповатый бугай, его легко можно будет разговорить после двух-трех стаканов пива, а за сотню евро, возможно, он позволит Гордону провести пару безобидных экспериментов.
Так и получилось. После трех встреч в баре с дешевым пивом, Антонис, похоже, счел Гордона другом и дал добро на прогулку до лаборатории взамен на бутылку коньяка. Баркли, не раздумывая, приобрел коньяк прямо у бармена и потащил циклопа на свое рабочее место. А дальше начался кошмар.
Ципрас не принимал свой истинный облик чудовищного одноглазого великана, но силы у него были поистине паранормальные. Передоз коньяка плюс боль от иголки ввергли Носителя в ярость и безумие. Он зарычал, срывая с себя рубашку, обнажая волосатую накачанную грудь. Одним движением руки смахнул со стола все материалы и инструменты, включая дорогущий микроскоп и недвусмысленно двинулся к Гордону....
- Корвин, мне нужна твоя помощь! Улица Панепистимиу, здание научно-исследовательского института, седьмой этаж. Здесь Циклоп, и он вот-вот сломает дверь лаборантской. Ты единственный, кто может мне помочь!

+1

3

Широкая терраса, освещенная вечерним солнцем. Застывшая фигура в плетеном кресле с бокалом апельсинового сока. Со стороны могло показаться, что он даже не дышит.
- Обслуживание номеров, кириос. – Тихая незаметная уборщица сообщила о своем визите, но демон даже не повернул в ее сторону головы. Он завороженно смотрел как парит в вечернем небе чайка. Почти такая же, как сотню лет назад. Все стало иным, а чайка нет. Хотя кер знал, что это иллюзия. Даже птицы меняются. Из поколения в поколение они меняются вместе с миром, в котором живут. И птенцы совсем не такие, как их родители. Но как бы быстро не бежало время, демон умел останавливать его для себя. Быть с ним один на один, вдыхать его необратимость. И отсутствие рядом неугомонного менада позволяло погрузиться в это наслаждение целиком. Посещение Тартара прибавило Корвину хорошего настроения. Он чувствовал себя отдохнувшим, обласканным дыханием смерти, как руками матери. Впрочем, голод не покинул его надолго. И умиротворение было сигналом к тому, что скоро придет слабость и жажда. А заказов пока не было. Это значит придется искать жертву случая.
Будничная приглушенная трель мобильника заставила демона улыбнуться и сделать глоток сока, смочив горло. А вот и клиент? Демон поднялся из кресла и вернулся в комнату за телефоном.
- Я Вас слушаю. – Кер не представлялся. Слишком мало людей могло знать его номер телефона. А банки и организации звонили слишком редко, чтобы брать их в расчет. Так что демон был почти уверен, что скоро ему подадут блюдо, за поедание которого ему еще и заплатят.
- Корвин, мне нужна твоя помощь! Улица Панепистимиу, здание научно-исследовательского института, седьмой этаж. Здесь Циклоп, и он вот-вот сломает дверь лаборантской. Ты единственный, кто может мне помочь!
- Еду.
Хм, я и не думал, что блюдо будет настолько изысканным. Институт располагался в нескольких десятках километров. Взять такси, тащиться по узким улицам – это будет около часа. Очевидно, что циклоп за это время не просто сожрет горе ученого, а это был именно он, но и переварит. Кер бросил взгляд на небо. Солнце уже село, но темнота еще недостаточно затянула небосвод. Рискну ли я ради малознакомого мне человека? Хммм… Рискну ли я ради блюда из циклопа? Определенно. Улыбка кера стала еще шире. Он стащил с себя футболку и затолкал ее за ремень брюк. Еще пригодится.
- Кирия, зайдите через пол часа, будьте добры. – Убирающая служанка потупилась и быстро выскочила за дверь. Демон снова вышел на террасу и расправил крылья. К счастью, район был тихий и безлюдный, но все же, кер старался взлететь как можно быстрее и как можно выше. Ощущение обнаженной сущности было неприятным и непривычным. Все равно что выйти голым на площадь. Надеюсь, доктор Баркли, это действительно стоит, чтобы рисковать. И не дайте боги, ты решил пошутить со мной.
Кер сложил крылья прежде, чем влетел в окно. От того приземление получилось шумным и неловким. Но осколки не причинили коже демона никакого ущерба. Где-то рядом стоял рев и грохот. Чудовище крушило здание и найти его не составляло труда. Натягивать футболку было некогда. Сначала циклоп, потом внешний вид, потом пристрастный разговор с доктором. Если он еще жив.
Найдя цель, демон без лишних прелюдий вцепился в спину чудовища. Может быть, его Носитель хороший человек. Но мы об этом уже никогда не узнаем. Продолжая ломать все на своем пути, клубок двух монстров носился по лаборатории, ревя и разрушая. Кер выпустил когти и орудовал ими, пытаясь добраться до артерий на шее циклопа. Тот в свою очередь махал кулаками, пытаясь снять с себя потемневшего демона. Спустя несколько минут борьбы, среди осколков и следов крови, оба чудовища замерли в углу. Циклоп, сжимающий тело демона в попытке задушить его, лежал сверху. И где-то под тушей, кер, вцепившийся в глотку монстра клыками, расцарапавший чудовищу все, до чего смог дотянуться. Под телами расплывалось кровавое пятно.

Отредактировано Corvinus (21.06.2017 11:19:01)

+2

4

Сколько ударов мощным плечом выдержит хлипкая дверь лаборантской? После третьего толчка в ней уже появились трещины, сквозь которые было отчетливо видно рассвирепевшее чудовище. Ципрас каким-то образом сумел принять истинный облик, а это значило только одно - расчет не верен, Циклоп не является Носителем. Он самое настоящее мифическое создание, полностью управляющее своим внешним видом. Как же так можно было проколоться? Гордон прижался спиной к стенке с трясущимися, звенящими колбами стеллажами. Будь чудовище чуточку умнее - оно бы уже распахнуло дверь, просунув руку в щель и нащупав ручку. Но бугай продолжал биться плечом об несчастный кусок дерева. Еще один удар, максимум два, и станет понятно, с какой целью одноглазый так настойчиво ломится в лаборантскую. И вряд ли его обуяла острая жажда ставить эксперименты. Скорее всего он желает закусить экспериментатором. Но вместо последнего скрипа двери, страшный грохот и звон раздался в основном помещении лаборатории. Баркли закрыл глаза - что еще за напасть? Циклоп тоже прекратил свою подрывную деятельность, явно заинтересовавшись источником звука. Несколько секунд тишины и шум возобновился, но дверь уже не принимала участия в этой какофонии. В лаборатории явно была драка, причем в данный момент активно гибло все то оборудование, которое чудом уцелело после безумия Циклопа. На трясущихся ногах Гордон подошел к двери и заглянул в трещину, как в глазок. Но щель в двери образовалась слишком высоко, а драка явно происходила на полу. Столы, стоящие и лежащие повсюду, закрывали видимость. Кто сражается с одноглазым монстром? Неужели Корвин подоспел так быстро? Открывать дверь, хрупкую защитницу его жизни, очень не хотелось. Но вот над столом мелькнула серая рука с окровавленными когтями, и Гордон облегченно выдохнул - как не узнать руку, которая несла его в туманном Тартаре на Белую Гору?
- Корвин, ты здесь, - прошептал ученый, успокаиваясь. Звуки борьбы внезапно прекратились, в разрушенной лаборатории воцарилась тишина. Но кер не поднимался, не вставал с пола. Циклоп, впрочем, тоже не появлялся над уровнем столов. Кто победил? Демон из Тартара или детище Урана? Оба отличаются силой и выносливостью, вот только кер награжден еще и бронированной кожей и ловкостью прирожденного убийцы, в отличие от неповоротливого одноглазого великана. Подождав еще пару секунд, Баркли приоткрыл дверь. Соскользнув с защелки, дверь тяжело ухнула и упала к ногам ученого. Значит, снесенная с петель, она висела только на замке, и следующий удар Ципраса точно стал бы последним.
Гордон подбежал туда, где видел последний взмах серой мускулистой руки, в угол лаборатории. Уродливое огромное тело Циклопа не подавало признаков жизни. Огромным мясным мешком, залитым кровью, он лежал вниз своим отвратительным лицом, придавив своей тушей кера. Тот тоже не двигался. Гордон замер - неужели погибли оба? Где-то в глубине души его практичность и любознательность ученого ликовали - два экземпляра вместо одного! Но хорошее отношение к Ворону вопило с требованием проявить человечность. Практичность логично заявляла, что кер с шансами прихлопнет ученого, когда очнется, за нарушенное обещание. А гуманизм, со свойственной ему субъективностью, призывала помочь керу, который только что вот спас Гордону жизнь.
Вздохнув и покачав головой, Баркли понял, что не может поступить иначе. Надо откачивать кера. Вот только сможет ли он стащить тушу циклопа в сторону? Ну придется.
Поскользнувшись несколько раз и дважды грохнувшись в еще теплую лужу циклопьей крови, Гордону удалось сдвинуть тело на фут. Корвин лежал без сознания и, кажется, не дышал. Темная кожа, залитая кровью, не давала определить бледность, но выглядел кер однозначно плохо. Циклоп явно сдавил ему грудную клетку, а еще демон очевидно ударился головой о стену. Вспомнив курсы первой помощи, что ему довелось пройти на службе  в армии, Баркли выхватил из кармана некогда белого халата чудом не испачкавшийся носовой платок, накинул на приоткрытые губы демона. Надеюсь, стандартные человеческие способы оказания первой помощи помогут и керу.

+1

5

Вкус крови не нравился керу. Она не питала его. Лишь оставляля соленожелезный привкус во рту. И ладно, если тело юное. Но когда это дурной немолодой циклоп - как-то особенно гадко. Но все это было не так важно, когда в демона ворвалась сила. Чудовище крепко сидело в своем сбитом мощном теле. И когда столь сильное создание испускает дух, смерть его особенно сытна. Ворона буквально снесло волной силы. Он только и успел, что выдернуть клыки из шеи монстра и сплюнуть кровь. Еще не хватало захлебнуться. Сияющая тьма ослепила Корвина, отключив от реальности. А он улыбался, жадно глотая клочья разлившейся в воздухе гибели. Это стоило того, чтобы торопиться. Но поплавать в мареве удовольствия керу не дали. Ворвавшийся воздух в и без того работающие легкие заставил кера закашлаться и открыть глаза. Тяжелое тело чудовища еще лежало сверху, продолжая истекать кровью и пачкая кера. А перед глазами маячило лицо ученого, с кровавыми разводами на губах. Демон нахмурился, выныривая из сладострасного наслаждения смертью и сбрасывая платок с лица.
- Ну, здравствуй, Гордон. - Демон легко столкнул с себя тушу и сел, облокотившись о стену. Распекать ученого прямо сейчас не хотелось. В конце концов, он пытался помочь демону, а не добить его. А вот чего хотелось, так это кофе и покоя. Сытого, безмятежного. Только бы сменить липкую одежду и смыть липкий запах крови. И как Гарлему, шельме, удается сделать этот дух таким соблазнительным? Впрочем, плевать. Демон запрятал свою сущность под маску, вернув коже более привычный человеческому глазу цвет, и уставился на горе ученого. В глазах мальчишки плескалось беспокойство, суетливость и страх. Но демон мог поклясться, что в разуме британца бьется одна единственная идея - как использовать тело, залившее пол разрушенной лаборатории. И если присутсвие кера и волновало Баркли, то скорее как досадная помеха его изысканиям. Ведь угроза его жизни теперь лежит бездыханная на полу.
- Ты не веришь, что я могу убить тебя, ведь так? - Это был риторический вопрос, призывающий голубоглазого безумца задуматься о своем поведении. Впрочем, я бы и сам себе не поверил. Один раз отпустил - все. И мои угрозы ему больше не угрожают. Кер втянул в себя воздух. Да, Гордон был весь в крови, но она явно была не его. От ученого не пахло болью. Циклоп не успел его ранить. Значит кровь чудовища.
- Я полагал, ты более аккуратен со своими объектами исследований. Разочарование за разочарованием. Гордон-Гордон. Объясни все это. - Сытый демон обвел глазами вакханалию и приподнял бровь, выжидая ответа. Он прекрасно помнил свой запрет. И досада от ощущения неуважения Гордона и его бесстрашия к угрозам кера требовала хотя бы минуту удовольствия от стыда Баркли.

+1

6

Кер очнулся, будто проснулся от легкого сна. И, будто одеяло, скинул с себя тяжеленную тушу чудовища. Гордон на несколько секунд снова призадумался - не обрел ли он большую, чем Циклоп, проблему? Но собственные принципы были сильнее инстинкта самосохранения. Глубокая порядочность никогда бы не позволила оставить кера без, как выяснилось, бесполезной помощи ученого. От этого осознания Баркли почувствовал себя глупо и неловко. Теперь пришла пора давать объяснения, и, моли богов, Гордон, чтоб они показались керу убедительными.
- Ну, во-первых, здравствуй, Корвинус, я очень рад тебя видеть. И спасибо тебе за спасение. Конечно, я ничуть не сомневаюсь, что ты можешь убить меня, - поспешил заверить демона ирландец, - Но тогда, наверное, ты бы не прилетел, как супермен, спасать меня так срочно? - Гордон выдохнул, видя, что кер не спешит прихлопнуть его, а слушает, строго глядя осматривая ирландца. Банальным бормотанием с извинениями не обойтись. Ну а что? Что он может сказать? Извини, Корвин, но жажда знаний сильнее жажды жизни? Что наука для меня дороже данного слова? Вместо слов, Баркли вздохнул, поднялся на ноги.
- Я все тебе объясню, дружище. Но ты давай, вставай. Негоже лежать в крови циклопа. Она быстро сворачивается и начинает ужасно пахнуть.
Как у маленького ребенка, который видит недоступную ему игрушку, сердце Гордона отчаянно сжималось, глядя, как бесценное сокровище - кровь циклопа, темнеет, засыхает. Вот бы сейчас собрать материала хоть на одну пробирку. Если в лаборатории осталась хоть одна целая пробирка - весь пол был засыпан стеклянной крошкой. Хорошо еще, что и сам Баркли, и кер в обуви.
- У меня здесь есть душ. Не слишком удобный, но вода течет исправно. Может, смоешь с себя эту гадость? - Гордон с трудом назвал так кровь, которая, действительно, начинала тлетворно пахнуть. Да и сам труп менялся на глазах - серел, зеленел, обмякал, его плоть начала бугриться, словно он тлел в ускоренном режиме. Чувство было, словно гору денег просто сжигают на глазах бедняков. Гордон закусил губу и отвернулся от этого зрелища, чувствуя, как щиплет в глазах, то ли от жалости, то ли от сшибающего с ног запаха.
- Пожалуй, нам надо будет избавиться от тела поскорее. Но ты не переживай, я все улажу. Может быть, кофе? - хрустя останками своего оборудования под ногами, Баркли зашел за ширму, украшенную теперь черными брызгами, и с удовлетворением обнаружил, что ни кофемашина, ни пепельница не пострадали. Нажав на кнопку приготовления эспрессо, ученый закурил. Не последняя ли это твоя сигарета, приятель?

+1

7

Ответил ли Гордон на вопрос кера? Конечно нет. И его неловкая перемена темы снова уязвила демона. Он думает, я поведусь на такой детский трюк? Демон встал, ощущая прилив сил. От этого его движения стали плавными, будто сонными. В такие моменты Корвин понимал, что плохо контролирует свои силы и способен повредить что-нибудь или кого-нибудь вокруг совершенно случайно. Просто сжав чью-то руку, он может ее сломать, даже не заметив, только ощутив сладкую каплю чужой боли. Засуетившись, Гордон поспешил убраться с глаз демона долой, оправдав это предложением чашки кофе. Кер неодобрительно сжал губы. А какого ответа я от него хочу? И с чего я взял, что он мне что-то должен? Держать слово? Да, брооось, кер! Это же люди! О каком слове может быть речь, когда этот мальчишка слово ребенок, увидевший леденец. Вздохнув, демон осмотрел разрушенное помещение. Дорогостоящее оборудование разбито и восстановлению не подлежит. Баркли такие эксперименты встали очень и очень дорого. Демон прикинул стоимость оборудования, мебели и ремонта, и цокнул языком. Гордон не потянет. Если только это все застраховано, что вряд ли. Да и объяснить кому бы то ни было такие разрушения будет очень трудно. Скорее это похоже на истероидный припадок ученого, который сам разгромил свое рабочее место. Как бы еще не упекли в психушку. Эх. Я уже начинаю за него беспокоится. Хотя сам только что отчитывал как подростка и кипел праведным негодованием.
Демон вытащил кусок полиэтилена из-под обломков. Это был кусок ширмы? Занавеска? Да какая теперь разница. Расстелив ее на полу, кер взялся за тело. Он методично оторвал руки и ноги, укладывая их на импровизированный мусорный мешок, потом голову и тело. Запах стоял одуряющий, но кер работал с привычным безразличием, выработанным столетиями. Где-то рядом гудела кофемашина. Завязав мешок, демон отнес его в угол, словно обычный мусор, который нужно не забыть вынести. А вот с кровью было сложнее. Она была везде.
- Уладит он, как же. – Пробурчал демон, осматривая разрушения и грязь. – Гордон, дай мне мобильник. – Демон пришел на запах кофе и сигарет, еле ощущаемый среди вони крови. Волосы начали неприятно засыхать коркой, и кер собирался воспользоваться советом ученого и его душевой.
Вызвав проверенную клининговую компанию и пресекая любые попытки горе ученого к сопротивлению, Корвин попросил халат.
- Моя одежда никуда не годится. Даже футболка вся пропиталась. Я в душ. Потом ты в душ. Потом кофе.  А потом у меня к тебе серьезный разговор, Гордон Баркли. – Демон подмигнул ученому, взял протянутый белый халат и скрылся в душевой.

+1

8

Уже первая затяжка успокоила ученого. Руки окончательно перестали дрожать, противная слабость в ногах исчезла тоже. Можно было выдохнуть свой страх и нервы вместе с сигаретным дымом и немного расслабиться. Но лишь на несколько секунд, ибо деятельный кер изъял у Гордона мобильник и принялся договариваться с клининговой компанией. Баркли почувствовал себя как на игре "Кто хочет стать миллионером": Итак, последний вопрос на миллион. Что опасней - остаться наедине с бешеным Циклопом, разозлить Кера или попасть под статью о растрате государственного имущества? Попытавшись спорить, Гордон махнул рукой - бесполезно. Его будущее теперь в руках Корвина, ему и выбирать правильный ответ. А Баркли свой выбор уже сделал. Вот стоит теперь и курит на руинах своей лаборатории, а на полу у него разлагается циклоп. И демон из Тартара по пояс голый заказывает клининговую службу. Просто сценарий для какого-то артхаусного фильма. Но такой фильм Гордон не стал бы смотреть...
Кроме того, его ждет еще серьезный разговор с Вороном. Чем он закончится? Ну во всяком случае, у него есть еще несколько минут, пока кер в душе. Как можно их потратить? Взять образцы крови чудовища и по тихому сбежать. Из лаборатории, из города, из страны. Вернуться домой, к жене и тихонько изучать материал, лелея идею о сверх-человеке.
Гордон вздохнул, гася окурок о какое-то стеклышко. Делать так он, конечно же, не станет. Осколки чести и совести отметали эту идею на корню. Он дождется кера, потом сам примет душ. Выслушает то, что Корвин захочет сказать ему. И постарается дожить до рассвета.
Вышедший из душа кер в халате, вызвал странные чувства. Одежда явно была маловата высокому и широкоплечему демону, сидела на нем неестественно. Ну тоже самое, если бы на самого Баркли напялить платье, к примеру. Мускулы сильных рук очерчивались тесными рукавами, мокрые волосы оказались немного вьющимися, надо же, а Гордон этого никогда не замечал - у него такие длинные волосы! Ученый немного волнительно сглотнул и пробормотав что-то невнятное, ринулся в душ сам, даже не подумав о сменной одежде. Вид Корвинуса смутил ирландца, а его реакция смущала еще больше. Что происходит? Гордон ткнулся лбом в кафель стены душевой, приводя себя в чувство. Прохладная вода приятно освежала, но странные мысли не покидали мужчину. Что за ерунда? У него, видимо, слишком давно не было секса. Но разве отсутствие женщины вызывает подобные желания? Это как-то неправильно. Просто последствия шока и завуалированная благодарность к спасителю делают кера таким красивым и сексуальным в глазах Баркли. Только и всего. И сейчас он успокоится и выйдет из душа.

+1

9

Гордон выглядел ужасно смущенным, заставив демона удивленно хмурится. Это не похоже на страх. Страх бы я почувствовал. Смущение? Корвин пожал плечами и прошел к кофемашине, хрустя босыми ногами стеклом. Порезы ему были не страшны. Пока мальчишка мылся, демон выпил свой кофе и встретил оперативно примчавшую команду из шести бравых парней. Несмотря на странный внешний вид своего клиента, ни один не изменился в лице.
- Здравствуйте, уважаемые. Убрать нужно так, чтобы даже под ультафиолетом никаких следов. Как всегда. Все обломки вынести. Да, обломки оборудования тоже. Дверь тоже. Она больше не пригодиться. Приступайте. - Парни взялись за дело основательно и очень расторопно. Тем временем кер снова потянулся за мобильником.
- Хосе, здравствуй, дорогой! - из трубки слышалось радостное щебетание. - Да мне нужно пополнить счет. Продай пару моих картин. Хочу купить оборудование. Займешься? - снова щебетание. - Прекрасно! Это для научно-исследовательского института. Да, немного меценатства, как обычно. Да-да, на улице Панепистимиу. Ах да, еще косметический ремонт в смету. Но мне нужно очень-очень быстро, Хосе. Благодарю! - Кер удалил последний номер и сварил себе еще чашку кофе, отойдя с ней к окну. Можно было конечно нацепить и мокрые вещи. Высохли бы, не страшно. Но демон считал, что это перебор дискомфорта на сегодня. Лучше уж белый халат. За спиной завозился Баркли, посвежевший, но абсолютно голый и румяный, будто только с сибирского мороза. Хорошо, что парни убирались в другом помещении, иначе горе ученый имел все шансы рухнуть в обморок от смущения. Ну и как на это голубоглазое чудо можно злиться? Кер не смог сдержать расползающуюся ухмылку.
- Если ты ищешь еще один халат, то он за твоей спиной на двери. - Ученый торопливо оделся, не попадая в рукава, оттого одеваясь медленнее, чем мог.
- Еще пять минут твоей немой истерики, и я решу, что ты спятил. Ты собирался разделывать циклопа, но минута наготы вгоняет тебя в панику. Баркли, Баркли. - Снова покачал головой демон, наблюдая, как парень нервно закуривает и пытается улыбаться. - В общем, так. Убивать я тебя не хочу. И это совсем не потому, что я сыт. Но если ты продолжишь в том же духе, все закончится плачевно и без моего участия. Я предложу тебе другой вариант. Ты же все равно продолжишь, верно? - Корвин вскинул бровь, сделал глоток кофе. - Я принесу тебе талисман. Сделаю тебя Хранителем. Но если тебе придется приносить в жертву девственниц, - кер улыбнулся, демонстрируя ряд ровных заостенных клыков, - потом не плачь.

Отредактировано Corvinus (22.08.2018 21:01:18)

+1

10

Это же надо было так растеряться, что заходя в ванную, не подумать о сменной одежде, как это сделал Ворон. Баркли понял это запоздало - уже когда почти избавился от ужасающей вони останков Циклопа и приготовился выходить.
Он вспомнил, как часто его отчитывала жена за несобранность: "Гордон, ты абсолютно не приспособлен к жизни! Что бы ты без меня делал!" После этого она подавала ему забытый бумажник, указывала, что ученый собрался на работу в домашних тапочках или "находила" телефон супруга, который тот держал в руке. Так было во всех сферах бытовой жизни, но только не в работе. Проводя эксперименты Гордон словно переключал рубильник в своей голове с положения "росомаха-растеряха" в положение "мистер перфекционист в деле". При этом ему всегда нужен был тот, кто подал бы ему полотенце или положил в карман ключи от машины. В Афинах у Баркли такого человека не было, от чего ученый очень страдал, зачастую оказываясь в неловких ситуациях. Да что вы знаете о неловких ситуациях, если не оказывались в душе без сменной одежды и - о господь всемогущий! - без малейшего намека на полотенце. Жар бросился к щекам ирландца, несмотря на прохладную воду, льющуюся из душа. Это катастрофа! Надевать одежду, которую он три минуты назад с отвращением бросил - не вариант. Она вся слиплась и стремительно засыхала, источая трупный смрад. От этого в душевой быстро стало невыносимо душно и мелькнувшая было трусливая идея остаться здесь навсегда или, хотя бы до ухода всех посетителей лаборатории, чтоб спастись от позора, быстро растворилась.
Вам случались когда-нибудь сны о том, что вы оказались в каком-то публичном месте без одежды или в абсолютно неподобающем одеянии - в смешной пижаме в оперном театре, например? И в этом сне самое страшное - смеющиеся наблюдатели, что тычут на тебя пальцами и осуждающе перешептываются. Гордону случались, и сейчас этим кошмарам суждено было воплотиться в реальность. Была маленькая надежда, что в комнате лаборатории, смежной с душевой, сейчас никого нет. Этой надеждой, словно фиговым листочком, и вооружился Гордон, тихонько приоткрывая дверь. Кер стоял к нему спиной, глядя в окно с чашкой в руках. Кажется, он не услышал вышедшего мужчину, поэтому у Баркли появились секунды драгоценной форы для того, чтоб найти хоть что-нибудь, чтоб прикрыть наготу. Фора не спасла, ибо кер неспеша обернулся, с ухмылкой поглядывая за усилившейся паникой приятеля.
- Если ты ищешь еще один халат, то он за твоей спиной на двери.
На двери, так, где это? За чьей спиной? А, да, он же сказал - за моей. Нужно ли прикрываться сзади, встав к керу спиной? Почему рука не пролезает в рукав? Да почему так трудно просто напялить на себя чертов халат?!
Наконец полы халата перехлестнулись на бледной груди Гордона, и тот с облегчением выдохнул. В голове бухали молоты, сердце колотилось, а цнс молила о затяжке.
Кер успокаивающе заговорил, а Баркли рассуждал про себя вот про что. Он не был до крайности застенчив, нет, конечно, его можно было назвать слегка стеснительным, но панические атаки его никогда не накрывали, обычно все ограничивалось смущенной рассеянной улыбкой и извинениями. Но сейчас - что это было вообще? Неужели, проснувшееся что-то в адрес Корвина, заставило его так смущаться своего тела?
- ...Я принесу тебе талисман. Сделаю тебя Хранителем...
Все другие мысли разом перестали существовать, и Гордон обратился в слух, забыв, что в пальцах тлеет сигарета. Этот древний демон говорит о том, что принесет ему волшебный артефакт, который придаст ему, Гордону, какие-то сверхспособности. Который практически сделает из Баркли уже не-человека. Очень сильного или очень быстрого или... очень умного?
- Хотелось бы обойтись без жертв-девственниц, конечно, - пробормотал он, заранее готовясь к худшему. Его человеколюбие просто не позволит ему убивать ради... А ради чего, собственно? Наука издревле приносила в жертву одних людей, ради спасения других, наплевав на этику, руководствуясь высшими целями. Высшие цели - они ведь оправдывают все, не правда ли?
Словно это что-то могло изменить, Гордон с готовностью кивнул, отбросив сомнения.
- Я буду бесконечно обязан тебе, Корвинус. Я уже бесконечно обязан тебе.
Растрогавшись и волнуясь, Баркли сделал несколько быстрых шагов и обнял высокого демона, ткнувшись ему в грудь. Тот легонько похлопал его по спине, и, кажется, улыбнулся.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC