Вверх Вниз

Под небом Олимпа: Апокалипсис

Объявление




ДЛЯ ГОСТЕЙ
Правила Сюжет игры Основные расы Покровители Внешности Нужны в игру Хотим видеть Готовые персонажи Шаблоны анкет
ЧТО? ГДЕ? КОГДА?
Греция, Афины. Ноябрь 2013 года. Постапокалипсис. Сверхъестественные способности.

ГОРОД VS СОПРОТИВЛЕНИЕ
125 : 123
ДЛЯ ИГРОКОВ
Поиск игроков Вопросы Система наград Квесты на артефакты Заказать графику Выяснение отношений Хвастограм Выдача драхм Магазин

АКТИВИСТЫ ФОРУМА

КОМАНДА АМС

НА ОЛИМПИЙСКИХ ВОЛНАХ
Кукрыниксы — Экклезиаст
от Слевина!



ХОТИМ ВИДЕТЬ


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Отыгранное » Извините за опоздание, я заблудился на дороге жизни.


Извините за опоздание, я заблудился на дороге жизни.

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

http://funkyimg.com/i/2u1V5.png›  ›  ›  ‹  ‹  ‹Y o u' r e   o u t   o f   l i n e,   y o u'r e   o u t   o f   s i g h t
Y o u' r e   t h e   r e a s o n   t h a t   w e   s t a r t e d   t h i s   f i g h t

Участники: Altera Lissa Reynolds & Duke Foster;
Место действия: где-то у Рейнольдс дома;
Время действия: 5 сентября 2013;
Время суток: почти полдень;
Погодные условия: сыро, пасмурно, прохладно;
О сюжете:
— Извините, я опоздал.
— Что случилось?
— Да ничего, я просто не хотел приходить.

Отредактировано Duke Foster (08.06.2017 15:10:36)

+6

21

А я ведь действительно собирался порвать к чертям собачьим этот блядский предмет одежды, совершенно сейчас ненужный, и лишь портящий всю картину своим назойливым присутствием, и настырным отказом подчиняться и расстегиваться. Мне вообще порой думается, что пора бы приебенить к двери табличку, на которой пестрыми, яркими, такими, чтоб за километр было заметно, буквами было выгравировано что-то на подобии "вход строго без лифчиков, ибо заебали вы". Почему до сих пор не сделал? Не знаю, руки все никак не доходят, зато вот в такие моменты, как сейчас, когда добираются до злоебучей застежки, сразу вспоминаю и решительно настраиваю себя на то, чтобы прям вот на следующий же день пойти и все сделать. Вряд ли, конечно, пойду, но конкретно сейчас всерьез об этом задумываюсь. Херовая перспектива, правда? Думать то сейчас совсем не о табличках надо, а, как минимум, о том, что на мне сидит весьма привлекательная девчонка, которая секса хочет не меньше - а, быть может, даже больше, - чем я.
Её голос заставляет меня замереть, а когда она подскакивает, мне приходится чуть ли не пополам согнуться, потому что сидеть сверху - это одно дело, а вот прыгать - это совсем другое, и не особо безобидное, мягко говоря. Не удержавшись, чувствую, как мы соскальзываем с дивана и валимся на пол. Мне, естественно, перепадает участь оказаться снизу, потому спина незамедлительно отзывается неприятным дискомфортом, начинает ненавязчиво так ныть, а после, когда Рейнольдс вновь занимает свою позицию, я и вовсе чувствую, будто куда-то в область между лопаток что-то упирается. Увожу руку в сторону, просовываю под себя, вытягиваю какую-то непонятную херовину, напоминающую не то брелок, не то что-то вроде того - всему виной кошара, который вечно притаскивает с улицы всякий хлам и разбрасывает где попало, - и выбрасываю его в сторону, вновь переводя взгляд на Лис. Она уже справилась со столом, который мы перевернули, и который теперь валяется где-то у дальней стены - и хорошо, если целый валяется, - а я невольно представляю возможный урон и необходимое количество финансов, которое потребуется для восстановления квартиры после прошедшего тайфуна, именуемого в честь Рейнольдс.
Впрочем, все мысли моментально растворяются, когда девчонка наконец-таки стягивает лифчик, позволяя мне целиком и полностью насладиться открывшимися видами. Непроизвольно растягиваю губы в удовлетворенной просмотром улыбке, провожу языком по внутренней стороне губы, и кладу ладони на женскую талию, слегка сжимая её. Лис подается вперед, снова нависает, в то время как мои руки без зазрения совести уходят вверх, скользят по спине, проходятся вдоль позвоночника, и решительно съезжают к груди, которую сжимают. Сжимают, к слову, немного сильнее, чем планировалось, когда девчонка дразняще напоминает, что я далеко не первый - а что-то подсказывает, что и не последний тоже. Расстраивает ли меня этот факт? Да, в общем-то, не особо, потому что и сам я не славлюсь верностью и преданностью какому-то определенному человеку. Мы приехали сюда, чтобы потрахаться, чтобы утолить этот разыгравшийся голод, которые обоюдно испытываем, но это не значит, что после секса можно ставить невидимое клеймо, мол, я принадлежу только Рейнольдс и могу трахаться исключительно с ней, точно так же, как и она принадлежит лишь мне, и находиться сверху может тоже лишь на мне. Нихера подобного: я - человек свободный, она - тоже, поэтому, смело послав далеко и нахуй всякие там ненужные мысли и чувства, продолжаю бессовестно лапать, скользя ладонями по всему, до чего могу дотянуться.
Пальцы снова натыкаются на тряпье, отчего незаметно закатываю глаза, выдыхаю через приоткрытые губы - но делаю это не столько от недовольства, сколько от наслаждения поцелуями, под которые подставляю шею, - а следом, резко подавшись вперед, сажусь, и быстро избавляюсь не только от собственных штанов, но и от шорт Лис. С ними, слава пресвятой картошке фри, никаких проблем в виде застежек и пряжек не было.
А секс без минета - это как пельмени без мяса: вроде и вкусно, но как-то не особо сытно. Рейнольдс, перехватив взгляд и многозначительно вскинутую бровь, быстро догадывается о моих желаниях. Восхитительная просто девчонка. Устраиваюсь поудобнее, приподнимаюсь немного, облокотившись на предплечья, и выжидающе на нее смотрю, между тем чувствуя, как возбуждение грозится достигнуть той максимально допустимой планки, которая позволяет держать себя в рука. Я хочу девчонку, но все еще не хочу никуда торопиться, потому расслабляюсь. Правда, сделать это получается совсем ненадолго, потому что как только чувствую её губы на члене, то моментально напрягаюсь, а из груди вырывается хриплый, сдавленный, нетерпеливый выдох. Сказать, что это ахуенно - ничего не сказать. Прикрыв глаза, запрокидываю голову назад, делаю глубокий вдох, силясь втянуть побольше воздуха, но его предательски не хватает; некогда ровное дыхание становится прерывистее и громче, и напрямую зависит от движений Лис: чем глубже она берет член, тем сложнее мне сдерживаться в попытках не срываться на более открытый стон, который приглушается хриплым дыханием. Переместив вес на левую руку, ладонь правой запускаю в густые волосы, слегка их сжимаю, но некоторое время медлю; несколько уверенных движений - и надавливаю на затылок, заставляя взять член на всю длину и задержаться в этом положении. Не собираюсь дожидаться, когда Рейнольдс почувствует нехватку кислорода, поэтому расслабляюсь, позволяя отдалиться, но руку не убираю. Ладонь, путающаяся в волосах, сжимается сильнее, фиксирует голову, и теперь уже сам начинаю двигаться. Двигаюсь не быстро, не резко, не грубо, потому что не стремлюсь кончить как можно быстрее. Растягиваю удовольствие, наслаждаюсь процессом, и вижу, что девчонка делает то же самое.
Проходит немного времени, прежде чем я, остановившись, притягиваю её к себе, заставляю снова сесть, и впиваюсь в губы долгим, глубоким, решительным поцелуем. Мне нравится, когда она сверху. Обе руки, опустившиеся на поясницу, медленно соскальзывают вниз, сжимаются на ягодицах - слегка приподнимаю её, а затем опускаю на член, вместе с тем прикусив нижнюю губу и оттянув слегка на себя. Пальцы сжимаются сильнее, оставляя на коже заметные следы; начинаю двигаться, но теперь делаю это быстрее и резче, вхожу все глубже, в то время как губами съезжаю на скулы, шею, а затем и на плечи, прикусывая кожу, проводя по ней языком и оставляя влажные дорожки. Продолжаю трахать, входя на всю длину, и наслаждаясь не только податливым телом, но и ласкающими слух стонами.

+1

22

Кто же знал, что сегодняшний день закончится в доме Янки, на полу возле дивана, который вдруг оказался слишком тесен для двоих? Точно не я. Еще утром я делала ставку на то, что встречу темный, томный вечер в виртуальных объятьях Геральта, то есть он будет обнимать очередную девицу из борделя, а я – упаковку холодного пива и тарелку чипсов с беконом. Все честно, справедливо и предсказуемо. Черта с два! Объятья оказались вовсе не виртуальными, а реальными – и принадлежат они Янки. А я вовсе не против, в конце концов, когда там меня в последний раз тискали? Больше двух недель назад, кажется. Две недели, черт возьми! – это же целых четырнадцать дней, мучительных и нервных. Нельзя так долго жить без секса, а то одичаю еще. Я могу.
А я с первых секунд знакомства поняла, что мы обязательно переспим. Почему бы и нет? – он хорош собой, я тоже не совсем еще бомж. К сексу, кажется, отношение у нас примерно одинаковое – не побежим утром в загс, чтобы всю страну поставить в известность о совместном извращенном времяпровождении. А то, что я не могу иметь детей, дает увесистое преимущество – не надо пользоваться раздражающими резинками. Не знаю, как к ним относится Янки, но меня они бесят не меньше, чем отсутствие сигарет. Янки, правда, еще не знает о том, что меня в каком-то там лохматом веке изнасиловали, а потом подвергли аборту и лишили шанса завести потомство, но о таких вещах не говорят на первых встречах. Во время секса, кстати, тоже. Наверное. Хер знает, если попытается найти резинку, то скажу, если нет, то пусть и дальше думает, что я, например, на таблетках.
Судя по всему, Янки и к презервативам относится так же, как я – хреново. Я об этом догадываюсь, когда он без лишних прелюдий надавливает на талию, заставляя сесть на член. Я подчиняюсь, помогая себе руками, а когда оказываюсь на нем, откидываю голову назад, рассыпая по обнаженной спине каштановые волосы. Гспди, как заебись-то. И тот факт, что подо мной Янки, только усиливает наслаждение, ведь я могу любого уложить на лопатки, но не его. То, что Фостер сильный – возможно, сильнее меня – раззадоривает не только сознание, но и тело, поэтому продолжения хочется мгновенно, а я не привыкла отказывать себе в удовольствии. Нагибаюсь, упираюсь руками в пол по обе стороны от его головы и начинаю двигать бедрами. Ни о какой нежности и речи быть не может – только секс, только жажда и голод. В какой-то момент я нагибаюсь еще ниже, припадаю грудью к его груди и одну руку запускаю в густые черные волосы, сжимаю их в кулак и оттягиваю, беспорядочно касаюсь губами лица. Мне нравится, что Янки тяжело дышит, горячо и порывисто; и мне нравится, что виной тому – я.
Быть сверху клево, но надоедает и вообще – кто тут мужик? Отдалившись, я сваливаюсь с Фостера и приземляюсь на лопатки рядом с ним, но тут же притягиваю за запястье, заставляя поместиться между моих ног, которые тут же прижимаются к разгоряченному мужскому телу. Обнимаю его за шею, подаюсь вперед и касаюсь губами щеки, уха, губ, которые тут же кусаю почти до крови. А ты че думал, Янки, мы тут с тобой в игры играем? Нифига подобного, все серьезного. Облизнув его губы, я впиваюсь ногтями в лопатки, заставляя перейти к наиболее решительным действиям. В конце концов, Геракл в тебе для красоты или для дела?

+2

23

Не сказать, что я всю свою сознательную жизнь славился беспорядочными половыми связями, но все-таки за тридать пять лет повидал - а если говорить откровенно, то перетрахал, - достаточно много девчонок: с некоторыми никаких существенных проблем не возникало, и после нескольких особенно дорогих коктейлеq они сами проявляли инициативу, а решительный блеск в опьяненном взгляде лишь масла в огонь подливал; с кем-то приходилось повозиться немного дольше, но такое, как правило, случилось лишь в ситуациях острой жизненной необходимости, и в большинстве своем из-за моего заядлого авантюризма - особенно по молодости, когда в крови возрастала концентрация тестостерона, а отсутствие способности держать язык за зубами приводило к таким спорам, которые не только мою душевную организацию расшатывали, но и кошелек значительно опустошали, ведь горячо любимые друзья, у которых тот же тестостерон в голову ударяет, выбирали, как правило, самых незаметных, тихих заучек, раскачивать которых приходилось божмой сколько много времени. Я никогда не отличался тягой к семейной жизни, никогда не стремился обременять себя никому не нужными узами брака, потому и длительными отношениями не славился - пожалуй, именно вот такие шутливые споры, из-за которых приходилось тщательно выстраивать образ порядочного парня с серьезными намерениями, становились поводами для самых продолжительных романов. Длились они, как правило, не больше месяца, а когда непревзойденность и мастерство по затаскиванию в постель даже самых закоренелых монахинь было в очередной раз доказано, оставляя за мной закрепившийся титул умелого соблазнителя, то и отношениям приходил конец. Были крики, были истерики, были проклятия, льющиеся на меня с незавидной частотой, и даже пару звонких пощечин удалось отхватить, но никаких существенных проблем, слава пельменям, все это за собой не несло.
Сейчас подростковый, беззаботный период остался далеко позади, а желания - или, как некоторые говорят, благоразумия, - становиться в любовных делах более серьезным во мне не прибавилось. Зато тяга к женщинам осталась прежней, и по сей день в моей квартире со стабильной периодичностью разгуливают самые разнообразные представительницы прекрасной половины человечества, имен которых, признаться, даже не пытаюсь запомнить.
А сегодня уверенную позицию сверху занимает Рейнольдс, и я без колебаний могу заверить, что она одним махом переплюнула большинство моих прошлых девушек, оставив их далеко позади. Положил бы руку на сердце и поклялся пресвятой картошкой фри, но она занята - уходит от шеи к затылку, путается в густых каштановых волосах, сжимает их в кулак, а я продолжаю изредка двигаться в такт с движениями Лис. Впрочем, она и сама с этой задачей неплохо справляется, потому буквально через несколько мгновений сдавленно выдыхаю через слегка приоткрытые, пересохшие губы, а обе ладони кладу на грудь, сжимая её так, что остаются заметные красноватые следы. Простите, но контролировать силу получается не всегда - в такие вот моменты тем более, потому не удивляйтесь, если в конечном итоге пострадавшим окажется не только валяющийся у стены стол, но еще и диван, так неудачно расположившийся совсем рядом.
Лис вдруг приходит в голову, что неплохо было бы сменить позу, потому в следующую же секунду она валится на пол рядом, и тут же притягивает меня, заставляя нависнуть. Я выпрямляюсь, устроившись между её ног, одну ладонь кладу на внешнюю сторону голени, в то время как вторая опускается на плоский живот. Долго там, впрочем, не задерживается - спускается ниже, медленно, дразняще проскальзывает по внутренней стороне одного бедра, затем второго. Взгляд прикован к женскому лицу в тот момент, когда подушечками указательного и среднего пальцев касаюсь самых чувствительных точек. Вижу, как женская грудь начинает вздыматься чаще, слышу, как сбивается дыхание, и чувствую, насколько мучительными для нее являются эти секунды.
Больше издеваться не хочу - сам с трудом сдерживаюсь, - потому следующим действием решительно переворачиваю девчонку, ставлю её на колени, но не позволяю занять удобную позу, упершись грудью в мягкую поверхность дивана. Вместо этого кладу ладони на её плечи, слегка сжимаю их, а сам подаюсь вперед, нависаю, путаюсь носом в волосах, но тут же опускаюсь ниже, касаясь губами шеи. Поцелуями оставляю на коже влажную дорожку, идущую вдоль позвоночника и лишь изредка хаотично съезжающую куда-то в сторону. Останавливаюсь лишь в тот момент, когда губы касаются поясницы; ощутимо прикусываю кожу, возвращая Рейнольдс в реальность, которая больше не подразумевает аккуратные, медленные прикосновения. Руки останавливаются на ягодицах, и с резкого толчка снова вхожу - не дожидаюсь, не размениваюсь на долгие отступления, потому сразу же начинаю двигаться, чередуя быстрые и грубые движения с медленными, но глубокими.
Сильная ладонь уходит вверх, останавливается между лопаток, и с силой надавливает, заставляя наклониться ниже, коснувшись грудью мягкого коврового покрытия; я продолжаю трахать девчонку в том же темпе, изредка запускаю пальцы в растрепанные волосы, сжимаю и оттягиваю их на себя, но тут же отпускаю. Из груди вместе с шумным дыханием вырываются хриплые стоны, растворяющиеся в пределах просторной комнаты; еще несколько быстрых, резких, грубых движений, и по напряженному телу прокатывается волна наслаждения, сродни электрическому разряду. Кончив, я подаюсь вперед, упираюсь кулаками в пол по обе стороны от Рейнольдс, касаюсь вспотевшей грудью её спины, дотрагиваюсь губами плеча, а после отдаляюсь, свалившись рядом с диваном, в который упираюсь лопатками. Ладонь на ощупь находит джинсы, в заднем кармане которых ждет своего часа пачка сигарет. Закуриваю прямо в гостиной, продолжая сидеть на месте, между тем сощуренным, довольным взглядом проскользив по обнаженному женскому телу.
И все-таки это было ахуенно, и ради такого секса я согласен терпеть прожорливую девчонку, способную из-за собственной неуклюжести разгромить мне не только дом, но и жизнь, если очень сильно постарается. Волнует ли меня это? Не сейчас. И не завтра. И, быть может, никогда.

+1

24

Янки ловко отталкивается ладонями от пола, покрытого мягким ковром, и занимает сидячее положение, опершись спиной на диван. Я еще несколько мгновений лежу, повернув встрепанную голову в его сторону, и гляжу на умиротворенную американскую физиономию. Но стоит только Фостеру закурить, и я притягиваюсь к нему, как еврей к бесплатной свинине. Немного подумав, как устроиться возле него удобнее, я неуклюже, кряхтя и сипя с достопочтенным усердием, переворачиваюсь на спину и вытягиваюсь, а голова кладу ему на колени. Вот так заебись: и удобно, и тепло, и сигарета летает на расстоянии вытянутой руки. Правда, мне чертовски лень совершать телодвижения, пусть даже такие незначительные, поэтому уже через несколько мгновений я начинаю поднывать, упрашивая Янки поднести никотиновую подругу к губам. Он, конечно, глаза закатывает и ворчит, рычит, но сигарету подносит. Я втягиваю ртом табачный дым, который тут же проходится по легким, а спустя несколько коротких секунд срывается неровными клубами с губ. Вот щас вообще заебись, даже пиццы, даже трех! – для счастья не надо.
— Все, сиди и не бесоебь, — распоряжаюсь с видом самого важного на дворе индюка, продолжая праздно лежать на ковре. Правда, отдых недолго длится – я же голая, а на улице не месяц май, поэтому холодно становится. Выпросив у Фостера последнюю затяжку, я неловко занимаю вертикальное положение и оглядываюсь в поиске собственной одежды. Она разбросана, что неудивительно, а мне слишком лень ее собирать. Это ведь ходить надо, нагибаться! – ну нахер. Пожав плечам, я ступаю за пределы комнаты в чем мать родила. Собственной наготы я не стесняюсь, к тому же Янки все уже видел и до сих пор не сбежал.
— Слышь, слыышь, слыыыыышь! — подаю голос только тогда, когда нахожу кухню. Это просторное помещение, выполненное в бежевых оттенках. Тут много солнечного света, который проникает сквозь большие, нет, просто огромные окна. Хорошо, что коттедж Янки находится на частной территории, и никто, кроме рыскающего по кустам кота, меня не видит. Впрочем, если бы и увидел кто, я не испугалась бы за поруганную честь. Было бы что ругать… — А у тебя есть че пить? — и речь вовсе не о воде и даже не о соке.
Ответом служит гробовое молчание, и я вспоминаю, что из магазина предусмотрительно вытащила не только много-много еды, но еще и несколько бутылок с виски. За пакетами приходится вернуться в коридор, предварительно прошлепав через гостиную комнату, где безынтересно смотрит ящик Янки. Отыскав в пакетах бухло, я возвращаюсь на кухню, сажусь на крутящийся табурет и просто тупо пью. Увы, совсем скоро становится скучно, поэтому я, прихватив полторы бутылки виски, валю обратно в гостиную комнату, к Янки, и запрыгиваю на диван. Я уже не голая – на мне майка и шорты – подобранные с пола. Ниче не подумайте, просто не месяц май же.
Остаток вечера мы проводим в типичном настроении: я болтаю – Янки закатывает глаза. Еще мы пьем, едим и иногда обращаем внимание на ящик. Сама не замечаю, как засыпаю, а утром обнаруживаю себя не на матрасе в богами забытом озере, а на старом добром диване, правда, без Янки. Нуиладно.
На работе встретимся. И еще где-нибудь.

+1

25

продолжение следует...

0


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Отыгранное » Извините за опоздание, я заблудился на дороге жизни.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC