Вверх Вниз

Под небом Олимпа: Апокалипсис

Объявление




ДЛЯ ГОСТЕЙ
Правила Сюжет игры Основные расы Покровители Внешности Нужны в игру Хотим видеть Готовые персонажи Шаблоны анкет
ЧТО? ГДЕ? КОГДА?
Греция, Афины. Ноябрь 2013 года. Постапокалипсис. Сверхъестественные способности.

ГОРОД VS СОПРОТИВЛЕНИЕ
457 : 447
ДЛЯ ИГРОКОВ
Поиск игроков Вопросы Система наград Квесты на артефакты Заказать графику Выяснение отношений Хвастограм Выдача драхм Магазин

АКТИВИСТЫ ФОРУМА

КОМАНДА АМС

НА ОЛИМПИЙСКИХ ВОЛНАХ
The Kooks – Ooh La
от Теи



ХОТИМ ВИДЕТЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Отыгранное » a little bit of lie


a little bit of lie

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://psv4.userapi.com/c816439/u2000040150/docs/991c4941f72c/file.gif?extra=ZUX1tTIjTC-UqOxvjFrPBhIaLms4zvFItTyt1fqc1ZRGv4-d1Dsv5_BjB1MlH-2gF1c4vUBd3NHznyz0I2EI8rz8TnfHM-X6Qq89Jz1KxDHl3rix34LH3EzmRN5hsuOONHW9ftYX84_CimM

Участники: Бьёрн Дальберг & Кристиан Форд.
Место действия: Норвегия, Осло, адвокатская фирма "Форд & Форд"; китайский ресторан "Золотой дракон".
Время действия: 26 февраля 2010 года (пятница). 
Время суток: 18:00. 
Погодные условия: -2°; без осадков.
О сюжете: иногда благотворительность может приводить к странным последствиям.

Отредактировано Christian Ford (24.03.2018 03:02:58)

+1

2

Бьёрн верит в то, что правила созданы для того, чтобы им следовать и лишь иногда нарушать, когда того требуют обстоятельствами, которыми могут быть честь, совесть и ум. Но Бьёрн в очередной раз нарушает правило, не сумев играть так, как было предписано обществом, и ломает нос Брауну, сбиваясь со счёту — не он первый, не он последний.
Бывший босс не заставляет себя ждать и подаёт в суд за причинение вреда здоровью уже на следующий день. Правда, в иске почему-то говорится о сломанной руке и нескольких трещинах в рёбрах, что не отменяет того факта, что он снова сорвался, снова причинил боль человеку, хоть тот этого и не заслуживал. Наверно, Дальбергу просто не повезло: за месяц он успел потерять несколько заказов (часть из которых съел сам), а Браун имел право уволить его уже после третьего, но почему-то продолжал давать ему шанс каждый раз. Не за красивые глаза ли?
Пойти к Форду он решается не сразу, взвешивая все "за" и "против". Не решит ли тот встать на сторону пострадавшего и стать свидетелем порой весьма агрессивного поведения? Ещё один голос со стороны истца не сулит ничего хорошего. А если учесть, что у этого голоса хорошая репутация и статистика в выигрывании дел в качестве адвоката, то идея становится совершенно сомнительной.
Однако Бьёрн всё-таки идёт к Форду.
Многоэтажное здание — обычная высотка — выглядит презентабельно. К слову, не менее презентабельно, чем офис, в котором он собирается встретиться со своим адвокатом. Неудивительно, что здесь водятся и секретарши, как та, что что встречает его глупой улыбкой и блеском светящихся глаз. Она на всех людей так реагирует? Похожая на комнатную собачку, она что-то быстро тараторит о том, что мистер Форд сейчас занят, что он может посидеть с ней, выпить кофе, при этом смущённо хихикая и краснея, когда Бьёрн вежливо отказывается и добродушно улыбается в ответ, обещая, что заглянет к ней после встречи с адвокатом.
Мисс Фергюсон продолжает что-то почти кричать ему в спину, когда он дергает за ручку двери и вваливается в кабинет, боясь, что эта девушка-собачка побежит за ним следом и в лучшем случае попытается его просто остановить, в худшем — укусит за ногу или куда помягче.
Прости, твоя секретарша, она... — Слов катастрофически не хватает. Человеку, ожидающего его в кабинете, как будто и без этого хватает проблем: он выглядит не то уставшим, не то задумчивым. Заметил бы он Дальберга, если бы тот вошёл молча? Бьёрн сам-то не сразу замечает ещё одну женщину в комнате, явно раздражённую таким внезапным появлением ещё одного клиента, но он лишь приветливо кланяется, как будто извиняясь за то, что так неуклюже ворвался.
Полагаю, мы сможем закончить в следующий раз, — холодно цедит сквозь зубы леди, томным движением тушит окурок в пепельнице на его столе (он сам позволил ей курить в своём кабинете или она не спрашивает разрешения?) и медленно поднимается из кресла, стучит каблуками по паркету, покидая кабинет и не говоря ни слова на прощание.
Офис выглядит дорого и богато — подтверждение того, что его хозяин любит комфорт. Дорогое дерево является основным материалом для большей части мебели в этой комнате, тёмные тона преобладают. И ведь не каждый юрист может позволить себе такую роскошную жизнь. Но Кристиан позволяет.
Дальберг закрывает за дамой дверь, ловя на себе взгляд виноватых щенячьих глаз той, что никак не дождётся его возвращения, и с облегчением выдыхает. Может быть, если я просижу здесь достаточно долго, она уйдёт домой? Взгляд Форда заставляет его и самого чувствовать вину, но отступать уже поздно.
Привет, я просто шёл мимо, решил зайти, узнать, как дела, — совершенно нелепо и глупо звучит попытка объяснить своё появление, и он понимает это сразу. — Кажется, я вспугнул эту снежную королеву, — добавляет он, продолжая улыбаться, как собака, надеющаяся, что её не накажут за маленькую шалость. — Надеюсь, она ещё вернётся.

+1

3

Дверь хлопает так сильно, что аж дрожит; Кристиан готов поклясться: его секретарша, Меган, наверняка вздрогнула, и ее бледные, невыразительные голубые глаза, блестящие, словно в любой момент готовые наполниться слезами, наверняка чуть ли не выкатились из орбит от шока. Ее давно пора увольнять: бедняжка и так продержалась почти три месяца — немыслимый срок для такой идиотки. 
Он качает головой и улыбается, резко поднимаясь на ноги, отбрасывая все бумаги, будто вышколенный пес, что встает в стойку, стоит появиться хозяину на горизонте. Миссис Реймонд вся в ослепительно белом, такая яркая, что режет глаза; вот только взгляд у нее ледяной: того и глядишь появится иней на спинке дивана, на которую она небрежно бросает свою норковую шубку, по стоимости сопоставимую с неплохим автомобилем.
— Луиза, дорогая, чем обязан таким внезапным визитом? — Форд галантно перехватывает ее ладонь и едва касается губами стылой кожи, и легкий мороз на улице здесь совершенно не причем.
— Боже, Кристиан, уволь меня от своих любезностей. Ты и так все знаешь, — кривится она и резко выдергивает руку, садится на диван; щелкает замок портсигара, и Форд тут же достает свою зажигалку, чтобы поджечь дамскую сигарету, крепко удерживаемую тонкими пальцами. — Ты должен что-то сделать. Это твоя работа, в конце концов, — она затягивается, чуть задерживает дым во рту, а после выдыхает его тонкой струйкой прямо в лицо адвокату. Форд лишь пододвигает пепельницу к ней поближе.
— Я был сегодня в участке. Они темнят: то ли ждут каких-то улик, то ли просто тянут время, чтобы потрепать нервы, — пожимает плечами он, чувствуя, как химический запах яблок проникает в легкие:  Луиза стабильна в своих табачных пристрастиях. — В любом случае обвинений пока выдвинуто не было, и у них есть еще, — он смотрит на наручные часы, — тридцать шесть часов. По их прошествии я буду там, чтобы размазать их за то, что они продержали ни в чем неповинного человека в камере без объяснения причин. Ему же ничего не смогут предъявить? Луиза?
— Я уже обо всем позаботилась, — холодно чеканит слова миссис Реймонд, пытаясь скрыть дрожь в пальцах, наличие которой Форд старательно игнорирует: при всем своем отталкивающем морозном виде Луиза патологически влюблена в своего мужа — невиданная роскошь в наше время. — А теперь я хочу, чтобы ты позаботился о том, чтобы все было законно.
— Ты же знаешь, что можешь рассказать мне все. Я буду нем, как могила.
— Еще бы ты не был. Начнешь болтать — окажешься в ней, — угроза выходит привычная, словно необходимый обмен любезностями, и Кристиан лишь хмыкает и послушно кивает. Он привык к подобному на удивлению быстро, еще когда отец только-только передал ему все дела Реймондов: начиная с юридических консультаций и заканчивая судебными тяжбами. Они владеют сетью отелей — официально — и несколькими подпольными казино — нелегально, так что болтать об их делах действительно не в интересах того, кому нравится обслуживание и в отелях, и в казино, где он давно является почетным гостем.
— Послушай, Луиза, у них ничего нет, я уверен. Просто хотят, чтобы ты вышла из себя и сделала глупость, или чтобы Джейсон случайно проговорился под давлением. Словно карликовые собачки, что лают на доберманов, — он ободряюще улыбается, ни капли не сомневающийся в своих словах: подкупленный офицер сразу сказал, что весь участок, не ожидавший такого подарка судьбы в виде свалившегося к ним в руки Джейсон Реймонда, носится по городу, как ужаленный в зад бешеный пес, пытаясь найти хоть какой-то повод и предъявить ему обвинение. — У них ничего нет и ничего не будет. Даже не сомневайся.
— Тебе лучше оказаться правым, — она щурит глаза, и во взгляде явственно чувствуется угроза. — И вообще, почему ты не в участке, не пытаешься вытащить моего мужа? Почему ты торчишь здесь, в своем безумно уютном кабинете, пока его прессуют недотепы-детективы? — ее голос опасно дрожит.
— Потому что у меня назначена встреча с тобой, а еще у меня есть работа. И без меня они и слова ему сказать не посмеют, так что считай, что мое отсутствие обеспечивает Джейсону передышку от их допросов, — спокойно отвечает Форд и хочет добавить еще что-нибудь ободряющее, как дверь в кабинет распахивается.
В дверном проеме стоит его личное проклятие последних недель: идиот-вышибала, что чуть не вышиб ему мозги; назойливый доставщик, с которым пришлось торчать в лифте добрый час. Он стоит и улыбается, словно пришел к другу на работу, чтобы пригласить его пропустить по стаканчику вечерком в честь пятницы. За его спиной хлопает глазами безмозглая секретарша. Кристиан хмурится, тогда как Луиза разве что не звереет от недовольства.
Она уходит — разъяренная и встревоженная, и взгляд, которым одаривает его на прощание, не сулит ничего, кроме адских мук. Кристиан запускает пальцы в идеально уложенные волосы и чуть треплет их; с губ срывается мучительный вздох, пока глаза непроизвольно закатываются.
— Ты что, про телефоны вообще не слышал? — раздраженно отвечает Форд, жестом предлагая этому невоспитанному медведю присесть. — Она вернется, и когда это произойдет, я пожалею, что не запер дверь, — он садится на диван напротив Бьёрна и достает сигарету, поджигает ее. — Не поболтать же ты пришел. Что, еще кому-то решил череп раскрошить, медведь? — прозвище, которое, на предвзятый взгляд Кристиана, отлично подходит его собеседнику, вырывается изо рта табачным дыбом и сарказмом.

+2

4

Его проклятие последних недель садится в ближайшее кресло, поправляя прядь светло-русых волос, упавшую на лицо, как-то даже по-детски. Он обводит комнату взглядом, замечая, как хорошо вписывается сюда Форд — гораздо лучше, чем сам Дальберг. Здесь всё идеально до последнего угла, до последней ниточки на шторах.
Я подумал, что лучше явиться лично, — пытается оправдаться Бьёрн, разводя руками. Да, в таких делах лучше разбираться с глазу на глаз, учитывая тот факт, что он можем стать потенциальным клиентом. Правда, о сумме, которую придётся выплатить лучшему адвокату в городе, в чём он не сомневается, Дальберг почему-то задумывается только сейчас.
Проблема, с которой он решил явиться к Кристину, наверно, не уникальна. Однако Бьёрн не надеется выйти сухим из воды. Если получится, то хотя бы снять половину обвинений и отделаться штрафом, этого хватит сполна. Браун не самый честный человек, но достаточно властный, имеет связи. Дальберг мог бы обратиться к матери, ведь Хельга точно что-нибудь придумала бы, нашла бы нужного человека, решила бы проблему.
У меня... Как бы это правильно назвать... Проблемка случилась, — по его голосу понятно, что это что-то серьёзное, но он как будто хочет приуменьшить масштабы, не делая из этого трагедию. — Я вроде как сломал нос одному человеку, — продолжает он всё так неуверенно, хотя о какой неуверенности может идти речь? Он совершенно точно сдуру вдарил тому парню, решившему, что его можно уволить за дюжину невыполненных заказов. — И этот человек был моим боссом. Собственно, поэтому я его и сломал. Потому что "был", если ты понимаешь, о чём я.
Взгляд щенячьих глаз, невинная улыбка и этот неуверенный голос — всё говорит о том, что Дальберг этого не хотел, просто стал жертвой обстоятельств. И эти обстоятельства сопровождают его до сих пор, тяжёлым грузом вися на шее в буквальном смысле этого слова. Но как это объяснить судье? Или адвокату?
Пожалуйста, не смотри на меня так, — взгляд Форда вынуждает сказать это. Учитывая их первую встречу, это именно тот взгляд, которого Бьёрн ожидал. — Понимаю, ситуация не самая лучшая, но ты вроде как что-то понимаешь в законах... — Должно быть, это звучит почти как оскорбление, судя по резко приподнявшимся бровям Кристиана. — Короче говоря, мне нужен адвокат.

Отредактировано Björn Dahlberg (08.12.2017 21:17:29)

+2

5

Сказанное Бьёрном не то чтобы удивляет Кристиана: на самом деле, если вспомнить подробности их первой встречи, становится ясно, что парень, сидящий сейчас перед ним и смотрящий умоляющим взглядом, — ну натуральный щенок золотистого ретривера — тот еще любитель помахать кулаками. Более чем возможно, что эти самые кулаки идут в бой задолго до того, как мозг начинает анализировать ситуацию. На короткое мгновение Форд даже жалеет, что в порыве любопытства и желания узнать, куда еще могут зайти их случайные встречи, дал ему свою визитку. Отчасти потому, что должен был рассматривать тот вариант, что стоит этому верзиле начать так грустно смотреть своими неимоверными небесно-голубыми глазами, как не останется иного варианта, кроме помочь ему.
Интересно, кто бы помог тебе в битве против меня, реши я устроить скандал из-за того удара? Форд едва заметно фыркает в ожидании всей истории, конкретных фактов, подробностей, а не волнений и нелепых попыток оправдаться.
— Да, я немного секу в законах, — отвечает Кристиан и ухмыляется, вдавливая окурок в пепельницу. — Можно сказать, балуюсь юриспруденцией лет так десять, — он закидывает одну ногу на другую — носок туфли задевает стеклянную столешницу — и продолжает деловым, бесстрастным тоном.
— Ты пришел за адвокатом. Вот он я, адвокат, а это значит, что передо мной не нужно оправдываться. Свой щенячий взгляд, все эти жалкие "я не хотел, мне так жаль" оставь для суда, если мы до него дойдем; ненавижу доводить дело до суда. Тебе по протоколу дадут слово, и ты начнешь поливать всех этим сентиментальным бредом. И то, если я сочту подобное поведение уместным. Давай договоримся сразу: я не имею права разглашать ничего из того, что говорит мне клиент. И мне абсолютно плевать, что ты сделал и из каких побуждений. Поверь, приди ты сюда за защитой, потому что убил своего босса, все, что меня бы волновало: как извлечь из этого пользу для дела. А потому, для начала, расскажи мне правду: ты ударил его, потому что он шлепнул по заднице официантку? Потому что он приставал к тебе? Потому что у тебя был плохой день, и ты просто решил выпустить пар? Дай мне что-то, к чему я могу привязаться, чтобы создать твой положительный образ. Если ты спас котенка с дерева в восемь, то я хочу об этом знать, — он вываливает весь этот поток фраз четко поставленным голосом, говорит с легкой ленцой, словно уже устал объяснять одно и то же, и тон его ледяной, хотя глаза задорно блестят: он был бы не прочь узнать побольше о своем новом подзащитном. О, мать будет счастлива: я почти превратился в законченного альтруиста.
— Ну и самое главное: кто твой босс? Какой ресторан? Кто его крышует? — по правде говоря, Форд должен был начать с этого и этим же закончить, но отчего-то желания растянуть их встречу и, чего греха таить, немного покрасоваться, взяли вверх.
Кристиан складывает пальцы "домиком" на своем колене и терпеливо ждет обстоятельного ответа. И лучше бы тебе отвечать, а не бубнить про то, насколько сильно ты раскаиваешься. У меня были планы на вечер, медвежонок.

+1

6

Форд говорит жёстко, холодно и почти сердито. Должно быть, всё ещё зол из-за той снежной королевы. Насколько это нервная работа, Дальберг даже не хочет предполагать. А если учесть, что к нему с какой-то периодичностью врываются вот такие бедолаги, решившие вмазать своему боссу, то совсем грустно становится.
Итак, вот тебе история Бьёрна Дальберга, — чуть успокоившись, произносит он, удобнее устраиваясь в кресле. — Всю свою жизнь Бьёрн был хорошим мальчиком, слушался маму и папу, учился по совести и действовал по чести, после школы по настоянию отца поступил в военную академию, окончил с великолепными результатами и отправился работать по контракту.
Спустя пару фраз он вдруг становится абсолютно серьёзным. Это уже не шутки, а вполне себе настоящая автобиография. Пускай и в очень сжатых масштабах. Он пытается говорить только самое важное — если Форду будет что-то нужно сверх этого, он спросит сам.
Большую часть жизнь после школы провёл на войне, выполняя приказы, стреляя из автомата, выполняя миссии разного рода, действуя строго по приказу, — хмурит брови Дальберг, вспоминая прошлое, создавшее ему настоящее. — Слушай, я не из тех, кто бьёт людей только из удовольствия, — несмотря на слова Кристина, всё-таки начинает оправдываться он. — Я ушёл из армии, когда понял, что это не для меня. Решил, что гожусь для чего-то более... Мирного, — почти правда, о другой стороне которой он решает умолчать. — Мне, наверно, просто не везёт. Иногда мне кажется, что война преследует меня, несмотря на то, что я сам уже давно ушёл от неё.
Всё это начинает звучать слишком философски. Как будто Дальберг собирается писать мемуары, а не защищаться в суде. Да кому это вообще интересно? Никого не должно волновать, что он думает. Важно лишь, что он может сделать, чтобы не выглядеть опасным для общества человеком, решившим, что может бить лицо каждому, кто идёт против его мнения.
"Золотой дракон" был последним местом, где я смог найти работу, — возвращается к главной мысли Бьёрн. — Однако его хозяин решил, что я не очень подхожу их стандартам. А я решил почему-то, что его нос выглядел куда бы симпатичнее, будучи сломанным. Каюсь, не лучшая моя идея, но его слова мне вдогонку буквально вывели меня из себя.

Отредактировано Björn Dahlberg (08.12.2017 22:09:35)

+2

7

Его рассказ дает ответ на несколько вопросов, которые терзают Форда, стоит ему вспомнить об этом парне. Во-первых, его фамилия Дальберг, и это очень даже неплохое начало для знакомства, особенно если и правда придется выполнять роль адвоката этого наивного идиота, который все же не удерживается и начинает оправдываться. Как будто до этого есть хоть кому-то дело. Кристиану так и хочется закатить глаза, но он держится, старается выглядеть в меру заинтересованным профессионалом, коим и является. Во-вторых, его профессия; Дальберг военный, профессиональный военный, которого буквально учили убивать, что объясняет то, насколько хорошо поставленным был удар, нанесенный в том злополучном переулке за баром. А ведь не будь у меня ловкости хранителя, может, я бы и не сидел сейчас здесь, а в лучшем случае изображал из себя овоща, лежа на больничной койке. В-третьих, Бьёрн совершенно не контролировал свои эмоции; ну или пытался, но получалось у него так себе, учитывая те факты, что за последний месяц только Форду уже известно о двух случаях, когда этот здоровяк предпочел использовать грубую силу вместо слов. Интересно, что нужно сделать, чтобы довести его? Он же торчал со мной час в лифте, и даже не разозлился.
Но свои наблюдения предпочитает оставить при себе до лучших времен.
Кристиан оживляется только когда слышит название ресторана, в котором работал Дальберг. "Золотой дракон". Он щурится, пытаясь прикинуть, сколько ресторанов в Осло с подобным вычурным названием. И у скольких ресторанов хозяин способен вывести своим непомерным эго из себя любого.
— "Золотой дракон"? Которым владеет Браун что ли? — игнорируя фразу про покаяние, цепляется к единственной информации, что имеет реальное значение в сложившейся ситуации. — Так что ж ты сразу не сказал?! Это будет одно из самых коротких моих дел. Вставай, поедем проведать нос твоего начальника, — Форд порывисто встает и подходит к своему рабочему столу, чтобы взять мобильный телефон. — Чего сидишь? Я планирую покончить с этим еще до восьми вечера, — он открывает дверь и кивком головы показывает на выход.
Секретарша тут же вскакивает со своего места, и Форду кажется, что его глаза закатываются сильнее, чем возможно физиологически.
— Уже уходите, мистер Форд? — она говорит слишком воодушевленно, слишком громко и слишком навязчиво. Все в Меган слишком, и такое чувство, что скоро чаша терпения Форда переполнится.
— Да. И ты можешь уходить. Я не собираюсь возвращаться сюда до понедельника. Хороших выходных, — он улыбается, и мисс Фергюсон краснеет, но как-то пятнами, что появляются только на щеках и и мочках ушей.
— Хороших выходных, — восторженно откликается Меган, но Кристиан уже ее не слушает: направляется к лифтам, краем глаза следя за тем, чтобы Дальберг не отставал.
Они выходят на минус первом этаже — парковке. У Форда именно парковочное место, на котором мирно ожидает его возвращения черный Mercedes-Benz. Пищит сигнализация, щелкает дверной замок.
— Запрыгивай, Дальберг, — торопит его Кристиан, уже заводя мотор и пристегиваясь. — Кстати, совсем забыл спросить, — Форд резко поворачивается к Бьёрну, садящемуся на пассажирское сидение. — Какую компенсацию ты хочешь?

+2

8

Кристиан впезапен. Он как будто загорается в один момент от какого-то щелчка, и эти огоньки в глазах не утаить. Как человек, ищущий подходящий паззл, разгадывая головоломку, он радуется такой мелочи, как будто она может всё решить. А может ли?
Обнаружив "лазейку", он резко поднимается, готовый бежать прямо сейчас. И он бежит. Фигурально, на деле лишь в несколько быстрых шагов преодолевает расстояние между диваном и столом, хватает новенький смартфон и, не теряя больше времени, двигается в сторону выхода, буквально на ходу выгоняя Бьёрна из своего кабинета.
Милейшего вида мисс Фергюсон обходится лишь парой предложений, брошенных в её сторону, и Форд явно не собирается тратить на неё больше — секретарше остаётся лишь с грустью смотреть им вслед, оставленной без нестоящего внимания двух таких разных, но поистине великолепных мужчин.
Автомобиль, ожидающий их на "дне" здания, соответствует хозяину — такой же дорогой, такой же быстрый, такой же смелый. Воодушевившись, как пятнадцатилетний мальчишка, Дальберг размышляет о том, дадут ли ему прокатиться, если он будет хорошо себя вести, но вовремя одумывается.
Я как-то пока не думал об этом, — приходится решать на ходу. — Даже не знаю... А я ведь смогу выплачивать её постепенно? — Прикидывает в голове, как поделить сумму, как рассказать об этом родителям, в каком банке лучше выплачивать и так далее. — Или мне всё же придётся взять кредит?
Внутри так же удобно, как в кресле в его кабинете. Определённо, этот адвокат любит удобство, любит комфорт, готов платить за это, готов жертвовать чем-то ради этого. И это ещё одна черта, которая чертовски отличает их. Как и любой военный, Дальберг обходится меньшим, но удобства приятны, что ни говори.
Рёв мотора — отличительный знак любого дорогого автомобиля — бодрит, вибрация ощущается всем телом, и он снова чувствует себя ребёнком, улыбается не в силах сдержать восторг, продолжает гладить кожаную обивку, нежно и аккуратно, как любимую девушку.

+2

9

Ответ Дальберга, как обычно, настолько наивен, что Кристиан начинает привыкать: он сидит рядом с ним, зачем-то гладит обивку салона, будто это какое-то животное, требующее ласки, и вслух рассуждает о том, каким именно способом собирается выплачивать чертову денежную компенсацию, с чего-то решив, что это его забота. Покровитель, это случаем не ты там развлекаешься, сводя меня с этим клиническим идиотом, а? мысленно обращается Форд к своему богу и, как обычно, не получает ответа, лишь впустую закатывает глаза.
— Бьёрн, — обманчиво мягко начинает фразу Кристиан, его голос льется сиропом, под стать сладкой улыбке, расплывающейся на губах. Так говорят с горячо любимыми, но абсолютно бесперспективными детьми в надежде, что они хоть как-то смогут устроиться в жизни. — Ты не понимаешь сути вопроса. Компенсацию будут выплачивать тебе. Какую сумму ты хочешь? — он медленно отпускает сцепление и врубает заднюю передачу. — Подумай лучше об этом. Банки и кредиты — не твоя забота, — Форд качает головой, выруливая с парковки, а после резко разгоняется, определенно превышая скоростной режим, допустимый при движении на стоянке.
До ресторана они добираются в молчании, и Кристиан даже рад этому; он почти не следит за дорогой и даже умудряется отвечать на СМС, пока стоит на светофорах. Пару раз он ловит на себе осуждающие взгляды Бьёрна, как ему кажется, но не придает этому никакого значения: тратить время на соблюдение всех этих идиотских правил и скоростных режимов ему не хочется.
— Ты же здесь работал? — он паркует машину прямо возле входа в китайский ресторан "Золотой дракон" и, дождавшись подтверждения своих слов, выходит из автомобиля, ожидая, пока его спутник выберется вслед за ним. У самых дверей Кристиан кладет руку Дальбергу на плечо, тормозя его и прося выслушать. — Мы сейчас зайдем внутрь, и ты будешь молчать. Ты встанешь у входа, как послушный мальчик, и будешь ждать, пока я поговорю с твоим боссом. Спойлер: мы найдем общий язык, ты получишь компенсацию, а мистер Браун заберет свое заявление с превеликим удовольствием. Договорились? — Форд хлопает его предплечью и решительно открывает дверь, даже не дожидаясь Бьёрна, чье присутствие, на самом-то деле, и не нужно; наоборот, если он начнет извиняться или, того хуже, махать кулаками, придется запариться чуть больше.
— Мне нужен мистер Браун. Скажите, что адвокат мистера Вона пришел, — Кристиан сразу же нападает на какую-то девушку, очень похожую на официантку; вцепляется в нее, как бульдог в мясную косточку, и не отпускает, пока она, что-то лепеча, не убегает в сторону служебных помещений. — Сейчас он придет, — Форд довольно скалится и поправляет галстук, предчувствуя скорую победу.
Мистер Браун — суетливый мужчина средних лет — и правда приходит быстро; буквально вбегает в зал и начинает слащаво улыбаться, протягивая руку для приветствия, которую, впрочем, Кристиан напрочь игнорирует.
— Что-то случилось? Я уже выплатил все мистеру Вону за этот месяц, — начинает лепетать Браун, но Форд поднимает ладонь вверх, призывая мужчину замолчать; кивает в сторону, где стоит Бьерн. Браун мгновенно белеет. — Что этот ненормальный здесь делает? Он же просто чокнутый. Будьте осторожнее с ним, мистер Форд, он недавно напал на меня! — тычет пальцем в гипсовую повязку на своем носу.
— А разве это не вы спровоцировали его? Разве не вы уволили его без выходного пособия, совершенно наплевав на его права, — с притворным удивлением вопрошает Форд.
— А вам какое дело? Он ужасный работник, я выгнал его, а он избил меня! — возмущается Браун, но Кристиан лишь качает головой.
— Я — адвокат мистера Дальберга, так что мне есть прямое дело до этого вопиющего случая, — он говорит почти ласково, но глаза щурит, будто змея, и наслаждается тем, как судорожно сглатывает Браун. — Теперь-то вы готовы договариваться, мистер Браун? Или будете и дальше стоять на своем? Разве вы не получили эти травмы, когда оступились на лестнице и упали? Зачем же клеветать на несчастного ветерана войны? — недовольно цокает языком.
— Я знаю свои права, мистер Форд. Я здесь жертва. Вам не запугать меня. Я хочу, чтобы этот человек ответил за все, что сделал мне! — чуть не срывается на крик Браун; Кристиан вздыхает, явно собираясь сделать то, что делать не хотел. По крайне мере выглядит как человек, которого заставили прибегнуть к крайним мерам.
— Мне кажется, мистер Браун, — голос Форда срывается на шипение, когда он в два широких шага сокращает расстояние между собой и мужчиной и говорит тому прямо в ухо, чтобы не быть случайно услышанным Бьёрном, — вы не совсем понимаете, как тут обстоят дела. Мне наплевать, кто здесь жертва. Мне наплевать на ваши права. И мне совершенно точно наплевать на то, как вы получили эти травмы. Вы заберете свое заявление, выплатите мистеру Дальбергу выходное пособие и компенсацию, — Кристиан на мгновение задумывается, — в размере пяти месячных зарплат. И сделаете это прямо сейчас, на моих глазах, чтобы мы не пришлось встречаться с вами еще раз. И вы не будете жаловаться и ныть, потому что я несколько раз вытаскивал младшего сына мистера Вона из тюрьмы. Как думаете, что он сделает с вашим бизнесом, если я попрошу его уничтожить вас? — мистер Браун шумно сглатывает.
— Я все сделаю, — тихо отзывается он, и его мгновенно побледневшие губы едва шевелятся.
— Приятно иметь с вами дело, — елейно улыбается Форд и дружески хлопает мистера Брауна по груди. Мужчина тут же уходит, очевидно, за деньгами, а Кристиан подходит к Дальбергу и с самодовольной улыбкой говорит. — Сейчас мистер Браун отдаст тебе деньги, которые тебе причитаются, и все закончится.

+2

10

На глазах у Дальберга происходит что-то необъяснимое — вся поездка к бывшему месту работы превращается в какое-то представление, на которое лучше смотреть со стороны, чтобы понять, что происходит, потому что он не понимает. Отношение бывшего босса меняется к нему буквально за считанные секунды, судя по его испуганному взгляду и зрачкам, мечущимся от адвоката к нему и обратно.
Пока Форд рассказывает незадачливому администратору какую-то сказку на ухо, он размышляет о том, на что ещё распространяется влияние Кристиана и с чем может помогать такой авторитет по жизни. Вероятно, что, будь на месте него тогда в клубе кто-то другой, он бы уже сидел свой срок за решёткой, но Бьёрну как будто повезло.
Удивительно, но спустя пару минут Браун возвращается с деньгами, о которых говорил адвокат, нервно улыбаясь и как-то сутулясь, словно боясь снова получить по морде или что похуже. Что же такого сказал ему Форд? Кристиан самодовольно улыбается, явно получая удовольствие от своей главной роли в этом спектакле.
Полагаю, вопрос решён, — извиняющийся тон совершенно поражает Дальберга, неловко принимающего небольшой пакет из рук "виновника" ситуации — как вежливо с его стороны.
Бьёрн кротко кивает, давая понять, что с ним у "Золотого дракона" проблем больше не будет, однако Браун переводит взгляд на адвоката, словно дожидаясь какого-то знака или команды. Кристиану достаточно одного убийственного взгляда, чтобы тот поспешно удалился, не забывая при этом продолжать улыбаться и вести себя настолько учтиво, какого поведения Дальберг никогда у него не видел.
Начинаю понимать, о сохранении какой репутации и статистики шла речь, — ухмыляется он, выходя из помещения вслед за спутником. Если все дела Форда решаются так быстро, то среди норвежских юристов он должен быть в числе первых. Теперь не только у Хельги есть полезные друзья! Однако с последним торопиться не стоит. Цена такой помощи до сих пор не была установлена. — Я даже не знаю, как тебя отблагодарить.
Первой мыслью хочется просто отдать пакет с наличными Кристиану, ведь это его победа, а не Бьёрна. Но на кой чёрт адвокату эти деньги? Его машина стоит дороже в десятки раз, а по личному офису можно судить и обо всём достатке. Он ни за что не примет это даже из чувства гордости. Очевидно, что это та самая "благотворительность", о которой он упоминал раньше. Неловко, конечно, чувствовать себя тем, кому была сделана эта подачка, но всё же лучше, чем выплачивать часть своей зарплаты нелюбимому бывшему боссу.
Вот, держи, — протягивает Форду визитку, на которой нет его имени, как это было у Кристиана, но есть адрес, телефон и название, явно требующее какого-то пояснения, а также прекрасное слово "абонемент", с которым обладатель такого стройного и подтянутого тела явно должен быть знаком. — Я теперь там работаю. Раз уж я не могу ничего другого сделать для тебя, возьми хотя бы это.
Пропуск рассчитан на трёхмесячное бесплатное посещение некого "Олимпа", о чём свидетельствует название. Речь, конечно же, идёт о самом обычном спортзале, куда Дальберга совсем недавно взяли на испытательный срок в связи с его отличной формой и наличием необходимых знаний, начиная с основ анатомии и заканчивая правилами первой медицинской помощи.
Форд прячет карточку в карман, и Бьёрн уже думает, что видит его в последний раз. Действительно, весь его вид говорит о том, что он старается как можно быстрее избавиться от навязчивой проблемы в лице Дальберга, как от мухи, от которой он никак не может отмахнуться, но вдруг меняется в лице, видя взгляд этих по-щенячьи добрых глаз, готовых сделать всё для своего спасителя.
Тебя подвезти? — Предложение неожиданное, но Бьёрн не в силах отказаться от возможности ещё раз прокатиться на такой красотке. Учитывая, что это может быть последняя их встреча...

Отредактировано Björn Dahlberg (10.12.2017 23:36:37)

+2


Вы здесь » Под небом Олимпа: Апокалипсис » Отыгранное » a little bit of lie


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC